Первый зуб. Рассказ

Стандартный

Из сборника прозы «Русские корни»

На этот раз Люда  не смогла сама добраться до больницы,  и выз­вали  машину скорой помощи. Был  полдень,  Йонатан  спал, будить его не хотелось, она всегда считала, что сон для ребенка  —  свято. Люда  попросила маму: «Поцелуй Йоника, когда он проснется, и Ромку».

      В  палате  её  встретила Мэри  и  буднично  сказала:  «А-а, ты верну­лась.  Знаешь, Ури  из четвертой палаты умер». Мэри приехала  полгода назад из Румынии, и центром ее абсорбции стала больнич­ная койка.

Читать далее

Старая Пуговица. Рассказ.

Стандартный

Из книги прозы «Русские корни» 

Они плакали о том времени,

Когда Солнце не заходило,

И Лето было вечным,

И мама притворялась бессмертной.

Дина Калиновская

***

– Ты всегда хотел знать, как я выжила при немцах, – тихо сказала мама, – я спала с ними. Спала хорошо. Им нравилось. Поэтому и выжила.

Почти сразу после этих слов мама потеряла сознание и вскоре умерла. Корректная медсестра отключила все медицинские аппараты, подключенные к маминому легкому телу, и оставила его с ней. В последний раз.

Читать далее

«Исрадон» — книжная река Израиля.

Стандартный

Детство многих из нас прошло в эру дефицита книги. То есть, вся советская страна читала. Читали дома, в общественном транспорте, в отпуске и иногда на работе…)) Книга для многих была главной отдушиной. А вот зайти в магазин и приобрести книгу… Да что рассказывать. Думаю, что все помнят это.

Читать далее

Туфельки цвета бронзы. Рассказ.

Стандартный

А за углом — обрыв. А за обрывом — взлёт,
И вновь бежит асфальт, а я бегу навстречу…
Роняет облака высокий небосвод,
                                                                        
Звучит как будто альт — про то, что время лечит…
                                           

                                                         Марина Меламед

 Время лечит?…

Читать далее

Первый отпуск Золушки. Рассказ.

Стандартный

Из книги прозы «Русские корни» 

На телефонном столике около окна с видом на стоянку задремавших автомобилей  стоял перекидной календарь. Месяц март. Две недели назад начался апрель, а Вика только сейчас перевернула страничку и оказалась на дивном острове, покрытом золотым песком, омываемом бирюзовыми волнами и населенном одинокой загорелой фигуркой  в уютном шезлонге. Такова была сказочная действительность апрельской иллюстрации. По привычке Вика отметила на календаре: «12 апреля – пять лет в Израиле».

Все пять лет жизнь испытывала ее на выносливость, не преподнеся ни одного сюрприза.  Не Викина это судьба – стать принцессой из сказки о Золушке. В тридцать лет уже не время и мечтать об этом. Просто иногда хочется  маленького чуда. Но где они сбываются, эти чудеса?

Читать далее