Случайная встреча. Рассказ.

Стандартный

Они встретились совершенно случайно в центральном парке своего городка. Встретились, пересеклись взглядами и обе растерялись. Что делать в такой ситуации…

Раиса Ефимовна хотела отвернуться и пройти мимо, мол, ничего не вижу, но не получилось как-то. А Софья Григорьевна неожиданно кивнула ей, и она тоже в ответ кивнула.

Дома каждая из них пыталась обдумать эту встречу. Они так давно не видели друг друга…И надо же было оказаться одновременно в этом парке. Живут они в разных  концах города. А тут обе, каждая по своим делам, приехали в центр.  Раиса Ефимовна ходила на почту, отделение рядом с домом закрылось, вот ей и пришлось добираться в другой район, а парк рядом. Софья Григорьевна отправилась в магазин, чтобы по совету приятельницы из хостеля купить нитки и связать к зиме новый жилет. Теплые вещи нужны, и за вязкой быстрее можно коротать вечера. Нитки подходящие она не выбрала, но на обратном пути решила прогуляться. Погода хорошая, ноябрь – месяц не жаркий…И вот так случилось.

Читать далее

Реклама

Когда расцветает миндаль или «Спасибо!» Рассказ.

Стандартный

Глава 1

Давид Цабари. Год 1984

Я как раз побрился и стоял перед зеркалом, завязывая галстук. Галстуки я не люблю, но Михаль настояла, ей хотелось, чтобы все было особенно торжественно. Еще бы, есть повод, Джозеф, двоюродный брат Михаль, выписался из реабилитационного центра  домой, долгий путь вел его к этому дню. Тяжелое ранение во время операции «Мир Галилее» в бою под Султан-Якуб, реанимация,  риск ампутации обеих ног, несколько операций. Полтора года интенсивного лечения. И все же спасли его доктора, поставили на ноги, пусть с костылями. Потому праздник в семье.

Михаль упаковывала в картонную коробку спеченный ею огромный медовик, ну чем порадовать кузена, если не любимым тортом. Этот торт был сделан по рецепту ее американской бабушки с русскими корнями, и все в семье утверждали, что лучше Михаль его теперь не готовит никто.

В гости мы опаздывали, и я посматривал на часы, зная, что Михаль еще будет собирать детей, а я стараюсь всегда быть пунктуальным. Образ жизни такой, иногда рассчитанный по минутам… И в это время раздался звонок в дверь.

Читать далее

«Агуна». Рассказ.

Стандартный

Объявление Двора увидела на стене клуба в соседнем городке. Организовывалась поездка на Мертвое море, пять дней, четыре ночи, автобус, полупансион, СПА и массаж со скидкой в виде бонуса. Яркое такое объявление, бросающееся в глаза. Смотрела Двора на него и видела себя в этом СПА, реально почувствовала теплую воду бассейна, забытые давно ощущения. И решила Двора: поеду…  Вдруг возникло желание вырваться из рутины, которая поглотила ее жизнь уже давно. Младшему сыну Шломи буднично сказала: «Сынок, я уезжаю на пять дней, ты уж справься без меня дома». Шломи удивленно посмотрел, но не сказал ничего. Конечно, все привыкли давно, что мама постоянно дома или в больнице. В этих двух местах замкнулась ее жизнь.

Читать далее

Когда пролетают годы… Рассказ.

Стандартный

В пятнадцать лет ее называли жирафой, в двадцать – долговязой дылдой ( за глаза конечно, чтобы не слышала) В тридцать семь мама тяжело вздохнула и сказала, что ничего, и самой можно прожить неплохо. Работа есть, квартира от бабушки в наследство досталась. Машину Дафна водит. Ну одна, вот уже сколько лет одна… Высокая худая, нескладная. А что добрая, что умная, что сердечная, уж очень все это глубоко спрятано.

А в сорок два Дафна вдруг вышла замуж. В сорок пять не без молитв и стараний медиков родила сына, в сорок семь – дочек-близнецов.

Читать далее

Полотенце на месте. Рассказ

Стандартный

Он ее раздражал, и это было ужасно. Раздражало многое, многое она терпела с трудом. А иногда и терпеть не могла. Она не переносила, что он оставляет ложечку в чашке с чаем. И еще часто не моет ее, а ставит в раковину. Она не переносила, что носки его разбросаны по спальне, что он пьет воду из горлышка общей бутылки, а не наливает ее в разовый стаканчик. Она не переносила его привычку записывать телефоны на чеках из супера, дышать на стекла очков, вместо того чтобы протереть их специальной тряпочкой, есть соленое со сладким.… Ну как после копченой рыбы сразу съесть шоколад? Оо! Список этот можно было продолжить…

Читать далее

Пастушок Данечка с фарфоровой дудочкой. Рассказ

Стандартный

— Ну давай, давай, сосредоточься уже, — продолжает Нэлла, — я тебе же помогаю. Пиши! Сервиз фарфоровый кофейный, с золотым ободком, черт, блюдца одного не хватает. Но ничего, ты не пиши это, пиши лучше, цена гибкая…Дальше, молочник с цветами и поднос с каймой. Укажи — в новейшем состоянии. Вот жаль, что у вазочки этой трещина, ты это не пиши, лучше добавь, что ваза по очень низкой цене, может, клюнет кто-то.

Нэлла диктует, я пишу. На глазах слезы, как-то не по-человечески все это… Но Нэлла всегда ухитряется меня убедить, что надо в первую очередь о себе думать. А тут вообще все «кашер». Мне баба Дина все это подарила, в наследство, то есть, оставила. Слово «кашер» я выучила, когда только приехала в Израиль работать. На своей первой работе, когда нянчила Меира, одного старичка, жила с ним дома, готовила ему, убирала, досматривала. А после него уже к Дине перебралась, когда старичок помер. Он набожный был, все время молился, и все допытывался, не перепутала ли я магазины, там рядом, напротив друг друга, два супермаркета, кашерный и некашерный. Не доверял мне, обидно даже. Да я что, когда-то подведу? Себе — да, себе и в «Тив Тааме» могла прикупить, еда привычней, понятнее. А ему, ни-ни, научили меня, где — что, он всегда мог быть спокойным. Старики, они такие беспокойные, с ума свести могут…

Но тут про другой «кашер», это я тоже выучила, тут разговор ведется о том, что честно все. И да, баба Дина говорила в последние месяцы, еще до болезни: «Все, что в доме – пусть тебе будет».

Читать далее