Письмо в ночи. Рассказ.

Стандартный

Письмо на электронную почту пришло среди ночи. Я как раз постаралась максимально уютно устроиться в неудобном кресле, и вдруг раздался короткий тихий звук, специально приглушенный на поздние часы. В который раз за эту ночь я пыталась задремать. Соседка, вернувшаяся в палату после операции, продолжала монотонно стонать, и под  эти стоны шансов уснуть было совсем немного.  

Зато Мирьям вела себя тихо, она получила обезболивающее и снотворное и довольно спокойно спала. А если она спала, значит и я была свободна от забот. Но уснуть почти не получалось все четыре дня, которые мне пришлось сидеть около Мирьям в больнице. Усталость, конечно, накопилась… А тут этот звонок-сообщение о получении электронной почты.

Читать далее

Реклама

Снится дом… Рассказ

Стандартный

Дом ей только снится. А вернее, снится квартира, которой нет. И непременно в этой квартире будет уютная спальня, будет в ней красивое зеркало и тумбочка для косметики,  напольная ваза с цветами и открытый солнцу балкон. И  украсит Оля свой уголок по своему вкусу. Сколько бы ей хотелось комнат в этой квартире, две или три? Во всяком случае, столько, чтобы у нее и у Ростика было свое личное пространство, и чтобы было им хорошо вдвоем, и отдельно каждому…

Но дом ей только снится. Вернее, и не снится он пока…Только мечтается о нем. А на самом деле, по ночам снится ей старый родительский дом, во дворе которого по весне цветут вишни, в половодье в городке разливается на поля узенькая речка, а на лесной окраине — целый грибной мир…Где сейчас играет с другими мальчишками ее сын, дерется с ними, или мирится, задира он, Оля знает…Дом в маленьком украинском городке. Там она родилась и выросла.

Читать далее

Сказка для Шейны-Брахи. Рассказ.

Стандартный

— А теперь сказку расскажи, — попросила Шейна-Браха.

— Какую еще сказку? — возмутилась Тамара, — я тебе уже три песенки спела, пора спать.

— Плакать буду, — выдвинула  девочка свой главный аргумент.

Шейна-Браха чувствует себя маленькой только, когда приезжает бабушка, с ней она может быть капризной и плаксивой, и просить, что захочется.

А так, каждый день Шейна-Браха – старшая сестра. После нее идут еще трое. Два пацаненка — погодка, и недавно родилась Эсти, ей всего четыре месяца. А Шейне-Брахе – целых пять лет, она  уже умеет включать микроволновую печь и разогревать молоко, умеет  даже пеленать маленькую Эсти, и успокаивать Мойшу и Баруха, если они что-то не поделили. И быть маминой главной помощницей. Так ее называет Оксана, то есть Двора. Ну как привыкнешь собственную дочку называть Дворой? Никак…

И только, когда приезжает бабушка, Шейна-Браха быстро вспоминает о своем статусе ребенка и требует всего внимания, и побольше.

Читать далее

Идеал или эти злые духи…Рассказ.

Стандартный

«Я опять посылаю письмо и тихонько целую страницы

И, открыв Ваши злые духи, я вдыхаю их сладостный хмель.

И тогда мне так ясно видны эти черные тонкие птицы,

Что летят из флакона — на юг, из флакона «Nuit de Noёl»»

Alexander Vertinsky

«Дорогой, сегодня, когда я уходила, ты не попрощался. Я нарочно долго крутила ключ в двери и даже уронила его, думала, ты обратишь внимание. Но ты созерцал что-то на экране телевизора, так и не посмотрев в мою сторону.

Милый, я должна тебе сказать, думаю об этом уже несколько дней: в тебе что-то изменилось, понимаешь? Не во мне, я все та же, со своими достоинствами и недостатками. Я их прекрасно знаю. Но ведь ты… как бы лучше это объяснить, ты ведь для меня идеал. Во всех отношениях. И вдруг, вчера ты спокойно отвернулся и не поцеловал меня после нашей близости. Как это могло случиться? Я не спала полночи. Черт побери, проклятая гордость не дала мне спросить сразу.

Читать далее

Следы ветрянки. Рассказ.

Стандартный

Луц заметил их сразу, маму и маленькую девочку, которые были в толпе. Вернее, девочку…На нее он обратил внимание. Она сидела у мамы на руках и выглядела совершенно безмятежно. На вид ей было года три…

Как было Марте, неожиданно подумал он. Отвернулся дать указания. И вновь бросил взгляд в толпу, выискивая эту пару.

Полицаи из карательной бригады работали споро, наловчившись за предыдущие дни, в этот день расстрел проходил четко, без особых помех, крики, да, крики были…Но быстро прекращались. А эта женщина не кричала…Он, вообще, обратил внимание, что многие даже не плакали, в шоке они все, что-ли…Справа — новоприбывшие, слева уже те, кто будет в следующей очереди к яме. Голова болит, но надо выдержать этот очередной тяжелый день…

Читать далее

Сделать свой выбор… Рассказ

Стандартный

Дождь шел всю дорогу, пока Самуил Моисеевич возвращался домой. Путь был долгим, пролегал почти через весь город. Сперва трамвай, затем метро, а теперь автобус. В метро он всю дорогу стоял, и в полупустом автобусе с удовольствием вытянул уставшие ноги. На соседнем сиденье женщина с двумя авоськами листала газету «Правда». Сперва перелистывала страницы, затем углубилась в чтение какой-то статьи, поджав губы и укоризненно качая головой. «Вот же мерзавцы, вот же народ, все им мало», — негромко приговаривала она, — изучая текст. Самуил Моисеевич бросил взгляд на газету и сразу по названию понял, что статья об израильских агрессорах. После планов пятилетки и обсуждения решений двадцать четвертого съезда компарти, это была любимая тема советской прессы.  Женщина продолжала недовольно бормотать, зажав между коленей тяжелые авоськи, чтобы продукты не разлетелись по салону автобуса. А Самуил устало прикрыл глаза. Да, надо бы, надо бы уехать отсюда.

Читать далее