«Я верю, друзья…» Памяти Владимира Войновича

Стандартный

Не стало Владимира Войновича. Уходят люди…И пусть это звучит патетично, с ними уходит Эпоха, в которой было так много всего…

В память о Владимире Николаевиче  хотелось бы опубликовать этот отрывок из его книги «Замысел». Он посвящен песне «Четырнадцать минут до старта», которую написал Войнович  в дни первых космических полетов, написал совершенно неожиданно, и там есть такие слова.

Я верю, друзья, караваны ракет

Помчат нас вперёд от звезды до звезды.

На пыльных тропинках далёких планет

Останутся наши следы…

Эта песня, написанная на музыку Оскара Фельцмана, сделала его знаменитым, открыла дорогу в Союз Писателей. 

А начиналась история так…

Читать далее

Реклама

Доктор Анн Гуревич: «Можно выглядеть молодо и красиво в любом возрасте».  

Стандартный

Врачами становятся. Для этого долго учатся, стажируются, практикуют. Но иногда мне кажется, что врачами в первую очередь рождаются. Ибо эта профессия должна быть заложена в душе человека. Желание врачевать, спасать, возвращать комфорт, гармонию и красоту.

Доктор Анн Гуревич не задумывалась о своем призвании. Ей казалось, что всегда, с детских лет, она знала, что будет врачом. Конечно, не малое значение имеет тот факт, что отец Анн, врач – кардиолог. Он специалист по коронарографии — «центуре». Сколько пациентов оказались спасены после этой процедуры, своевременно сделанной им.

А впрочем, медицинская история семьи Анн уходит корнями в даль. В середину двадцатого века, два деда Анн были врачами. Одного из них война не пощадила. Аркадий Гуревич, выходец из Польши, был военным хирургом, одним из ведущих врачей в Армии Крайовой, и погиб во время боевых действий.

Анн – третье поколение медиков в этой семье. Она – хирург, выпускница медицинского факультета Тель-Авивского университета. Стажировалась и работала в крупнейших израильских медицинских центрах «Ихилов», «Каплан», «Тель хаШомер»

А вот специализация у нее необычная. Можно, сказать, эксклюзивная. Анн возвращает людям красоту их тела, а значит —  здоровье и смысл жизни, веру в себя и свои возможности.

Читать далее

Незабытый «Зов озера», или «мой» Вознесенский

Стандартный
Андрей Андреевич Вознесенский в мою жизнь пришел в лет моих тринадцать — четырнадцать. Я занималась в юношеской городской литературной студии, было нас  с десяток  юных киевских авторов, прозаиков и поэтов. Я не знаю, можно ли научить писать рассказ или стихотворение, и с большой осторожностью ответила бы на этот вопрос положительно. Скорее — нет, чем — да.
 
Но нас и не учили писать, а давали возможность слушать и слышать, иметь свое мнение, участвовать в дискуссии и мнение отстаивать. Делиться первыми пробами пера. Не все и всех помню с той поры. Но несколько человек запомнила, а с некоторыми пересекалась и во «взрослой» жизни, сохранив добрые отношения. 

Читать далее

Иона Деген: «Я в будущее все — таки верю…»

Стандартный

«На войне я был с 16 до почти 20 лет. Был ранен 21 января 1945 года, 9 мая кончилась война, а я до 6 июня пролежал в госпитале. А после я остался инвалидом. Эти четыре года на войне я отделяю от всей своей остальной жизни. Я сейчас абсолютно другой человек внешне, но каждый день, каждый час с той войны во мне продолжает жить тот же человек.

Читать далее

Элина Быстрицкая. «Встречи под звездой Надежды.»

Стандартный

«Настоящая любовь — это то, что без остатка заполняет человека и не дает ему возможности жить так, как он жил раньше.»
***
«Актриса, не познавшая любовь и горькое одиночество, никогда не будет искренней на сцене…»
*** Читать далее