Аркадий Цукерман. По «Дороге сковородок», с улыбкой…

Стандартный

Мне вспомнились замечательные строчки Расула Гамзатова: 

Мы все умрем, людей бессмертных нет,
И это все известно и не ново.
Но мы живем, чтобы оставить след:
Дом иль тропинку, дерево иль слово.

А вспомнились они мне сейчас, когда я узнала историю одного маленького уголка в Израиле. Переулка с таким смешным названием «Дорога сковородок»

Читать далее

Реклама

102 без единички будет 2. ))

Стандартный
Этот уважаемый господин по имени Йосеф Ашад проживает в небольшом поселке Моца Илит, недалеко от Мевасерет Цион. Ему 102 года. К счастью, он весьма крепок для своего возраста, самостоятельно передвигается, все прекрасно помнит, лишь плохо слышит. Живет Йосеф недалеко от дочери. Двух сыновей, тяжело болевших,  он потерял. 

Читать далее

40000 человек говорят: «Спасибо!» Памяти раввина Шмуэля Бристовского.

Стандартный

Покинул этот мир раввин Шмуэль Бристовский. И множество людей в эти дни вспоминают о нем, о его большом сердце, широкой натуре, преданности своим принципам, от которых он не отступал. 

Много лет назад его дом стал открытым домом для семей пациентов тель-авивского медицинского центра Ихилов».

Читать далее

«Не хочу, чтобы он умирал…» Памяти Владимира Фромера

Стандартный

«А началось с того, что в один из хамсинных дней 1952 года Моше Даян, увидев парящего орла, решил поохотиться. Генерал вскинул винтовку и прицелился. Чья-то рука легла на ствол и отвела его в сторону. Даян гневно повернул голову и встретил взгляд холодных голубых глаз.

— Не стреляй,- сказал молодой солдат. — Не так уж много орлов в нашей стране.

— Фамилия? — резко бросил генерал.

— Меир Хар-Цион.

— Ты прав, Меир.

О солдате, осадившем самого Даяна, сразу заговорили в армии.»

Читать далее

«Я верю, друзья…» Памяти Владимира Войновича

Стандартный

Не стало Владимира Войновича. Уходят люди…И пусть это звучит патетично, с ними уходит Эпоха, в которой было так много всего…

В память о Владимире Николаевиче  хотелось бы опубликовать этот отрывок из его книги «Замысел». Он посвящен песне «Четырнадцать минут до старта», которую написал Войнович  в дни первых космических полетов, написал совершенно неожиданно, и там есть такие слова.

Я верю, друзья, караваны ракет

Помчат нас вперёд от звезды до звезды.

На пыльных тропинках далёких планет

Останутся наши следы…

Эта песня, написанная на музыку Оскара Фельцмана, сделала его знаменитым, открыла дорогу в Союз Писателей. 

А начиналась история так…

Читать далее

Доктор Анн Гуревич: «Можно выглядеть молодо и красиво в любом возрасте».  

Стандартный

Врачами становятся. Для этого долго учатся, стажируются, практикуют. Но иногда мне кажется, что врачами в первую очередь рождаются. Ибо эта профессия должна быть заложена в душе человека. Желание врачевать, спасать, возвращать комфорт, гармонию и красоту.

Доктор Анн Гуревич не задумывалась о своем призвании. Ей казалось, что всегда, с детских лет, она знала, что будет врачом. Конечно, не малое значение имеет тот факт, что отец Анн, врач – кардиолог. Он специалист по коронарографии — «центуре». Сколько пациентов оказались спасены после этой процедуры, своевременно сделанной им.

А впрочем, медицинская история семьи Анн уходит корнями в даль. В середину двадцатого века, два деда Анн были врачами. Одного из них война не пощадила. Аркадий Гуревич, выходец из Польши, был военным хирургом, одним из ведущих врачей в Армии Крайовой, и погиб во время боевых действий.

Анн – третье поколение медиков в этой семье. Она – хирург, выпускница медицинского факультета Тель-Авивского университета. Стажировалась и работала в крупнейших израильских медицинских центрах «Ихилов», «Каплан», «Тель хаШомер»

А вот специализация у нее необычная. Можно, сказать, эксклюзивная. Анн возвращает людям красоту их тела, а значит —  здоровье и смысл жизни, веру в себя и свои возможности.

Читать далее