Олег Погудин: «Раз в жизни на Святой земле должен побывать каждый человек…»

Стандартный

Олегу Погудину не нужно никаких ухищрений чтобы завоевать расположение зала. Все его общение со зрителем сводится к яркой улыбке, низкому поклону и короткому «Спасибо!»  Во время концерта он не рассказывает о себе, не сыплет между песнями прибаутки, не делится своим мнением о коллегах по концертному цеху.

Он только поет… а на столике в углу сцены растет и растет многоцветный букет цветов. От скромных полевых ромашек до «выходных» необузданно-ярких роз. Он переливается всеми цветами радуги, этот букет и, пожалуй, цветы – единственное  яркое пятно на строгой сцене, где со своим коллективом выступает певец. А вокруг царствует живой звук музыкальных инструментов, который, бесподобно украшает выступление. Такие впечатления храню я после прошлого гастрольного тура Олега Погудина в Израиль. Концерты, наполненные романтикой романса в исполнении этого певца, названного Серебряным Голосом России.

Читать далее

Реклама

Не-«Полное собрание впечатлений» по Александру Каневскому.

Стандартный

Это интервью я назвала так по двум причинам. Во-первых, потому что одна из книг Александра Семеновича называется «Полное собрание впечатлений». А во-вторых, действительно не хватит многих дней и ночей, чтобы смог Александр Каневский, поделиться всеми своими впечатлениями о жизни, друзьях, времени, которое стало «его» временем.

У него обаятельная улыбка, чуть ироничный взгляд. А как иначе может смотреть на мир писатель — сатирик? Он — великолепный рассказчик, импровизатор. Трудно представить его, выпускника Киевского Автодорожного института, инженером в тихом ПКБ.

Читать далее

В операционной — под защитой ангела-хранителя. День Анестезиолога.

Стандартный

Каждая медицинская операция начинается с введения наркоза. Еще до того, как хирурги приступают к священнодействию, пациентом занимается врач–анестезиолог. Он готовит больного к операции, следит за его состоянием все время ее проведения, постоянно наблюдая за мониторами, на которых отражаются частота и ритм пульса, данные кардиограммы, артериальное давление, количество кислорода и углекислого газа в крови и другие показатели.

16 октября — День Анестезиолога.

Читать далее

Эдуард Хиль. Улыбка советской эстрады.

Стандартный

Это интервью я взяла у Эдуарда Анатольевича Хиля во время его первых  гастролей в Израиле. Он принимал участие в концерте «Звезды нашего века» вместе с Давидом Тухмановым, Вадимом Мулерманом, Людмилой Гурченко и Эмилем Горовцом. Было это в канун Нового 2000 Года. Двадцатый век жил еще в нас…

Читать далее

Давид Тухманов: «В рождении мелодии есть какая-то мистика…»

Стандартный

Если бы Давид Тухманов создал только цикл песен «По волне моей памяти», он вошел бы в историю, как автор произведений, составляющих изрядную часть сокровищницы советской эстрады.

Если бы Давид Тухманов написал только «День Победы», этого было бы достаточно, чтобы имя его было у нас на устах. Но музыкальному перу композитора принадлежат десятки любимых песен, запомнившихся нам навсегда. И что самое главное — они нисколько не устарели, все так же тревожат и радуют душу.

И убегает от нас по шпалам «Последняя электричка», кружится в воздухе поздний «Листопад», и грустим мы у «Чистых прудов», пересматривая в «Семейном альбоме» «Фотографии любимых».

И слышатся нам «Напрасные слова» поздней, запоздавшей любви. А гуляя по «Соловьиной роще», мы чувствуем, что «Мы — дети галактики», а «Вечная весна» когда-нибудь настигнет и нас. Дай Бог, чтобы не врасплох. 

Читать далее

Андрей Мягков: «Я скорее жесткий человек, чем мягкий.»

Стандартный

Интервью с Андреем Васильевичем Мягковым.

«Никого не будет в доме,
кроме сумерек. Один
зимний день в сквозном проеме
незадернутых гардин…»

Одним зимним днем, а вернее, самым зимним днем — 1 января 1976 года — это стихотворение Бориса Пастернака, ранее знакомое в основном любителям поэзии, разорвало узкие границы бумажных строк и запелось. Кружевными музыкальными рифмами–снежинками оно спустилось к нам и впиталось в души мягкой талой водой.

«Никого не будет в доме», — пел доктор Женя своей невесте. И ни мы, ни он еще не знали обо всех удивительных приключениях, которые ждут московского хирурга, волей случая заброшенного в однотипную ленинградскую квартиру.

Читать далее