Мойше Гольцберг. Когда дедушка и бабушка стали папой и мамой…

fotorcreated
Стандартный

Он растет в любви, заботе и понимании… Хоть так не просто им… Возраст не тот, уже давно выросли дети, подросли внуки, но  Шимону и Иеудит нужно поднять его на ноги. Чтобы был «а-менч»  — Человек. Чтобы жил по человеческим законам, и вырос в доброте и внимании.

Наверное, Мойше балуют даже больше, чем баловали бы его мама и папа. Все таки дедушка и бабушка — это дедушка и бабушка… А тем более, что чувствуют они к мальчику двойную любовь, за себя и за его родителей.

А Мойше растет обыкновенным,  хорошим мальчуганом, любопытным, непоседливым, хорошо учится в школе, интересуется математикой, любит комиксы…Как все дети… День рождения ему празднуют на следующий день после того черного дня, когда он остался без родителей.

И он уже понимает, что это большое чудо — его Жизнь…

tapet

А теперь сухая информация из того уже далекого 2008 года. 26 ноября…. День захвата центра «Бейт Хабад» в Мумбаи. Когда мы жили сводками из далекой Индии… Когда двухлетний Мойше остался без папы и мамы…

456

Из Википедии:

«Еврейский центр под названием «Nariman House» был атакован последним.

В 21:45 по местному времени 26 ноября 2008 года, двое террористов (Абу Умар и Бабар Имаран Акаша) ворвались в помещение, и открыли беспорядочную стрельбу очередями по находившимся там людям. В ходя этого были застрелены не менее 6 человек, в том числе раввин и его беременная жена. и ранены восемь. По недосмотру террористов центр был почти пуст и в заложники удалось взять всего 9 человек (восьмерых ранеными).

В 7:00 27 ноября, полиция полностью окружает здание и эвакуирует всех людей в радиусе двух километров от места. Около 11:00 Из окон второго этажа террористы открывают огонь по полицейским. Однако завязавшийся бой ненадолго стихает. Между 11:30 и 12:00 звучат разрывы светошумовых гранат, и у здания начинается ожесточенная перестрелка. Спецназ в количестве 22 человек не может зайти в здание, так как находится под обстрелом и вынужден обороняться. В 14:45 из здания доносится несколько разрывов ручных гранат, перестрелка не стихает. В 17:30 прибывает вертолёт Ми-17, с помощью него спецназовцам удаётся высадиться на крышу и начать штурм оттуда.

В 00:00 28 ноября, под шквальным перекрёстным огнём не стихающей перестрелки из здания выбираются все 9 удерживаемых на первом этаже заложников. Один из индийских спецназовцев, прикрывавший их бегство, получает тяжёлое ранение в шею, позже умирает.

Около 7:30 утра террористы вытеснены вглубь здания и продолжают отстреливаться, удерживая сотрудников полиции с помощью сооружённых баррикад.

Первый террорист Абу Умар был убит около 19:30 снайпером, с крыши напротив. В это же время спецназу наконец удаётся найти шестерых погибших заложников. Последний террорист Бабар Имран Акша застрелен спецназом около 20:30 по местному времени.

Атака на Еврейский центр была наименее кровопролитной. Несмотря на двухдневную осаду, погибли всего 9 человек включая двух террористов и спецназовца, ранения получили 8 гражданских лиц и 2 сотрудника полиции.»

**

Так написано в Википедии о произошедшей трагедии в Мумбаи. Если честно, меня статистика погибших террористов не волнует в данном случае. А вот это «всего» зацепило.

Потому что «всего» — это огромные человеческие миры, которые погасли из-за необъяснимой жестокости недочеловеков.

Короткая информация сайта 7 канала: 

«Движение ХАБАД подтвердило в пятницу вечером, что 29-летний рав Габриэль Гольцберг, родившийся в Израиле и обладавший также американским гражданством, и его 28-летняя жена Ривка погибли в результате нападения на представительство организации в Мумбаи.

Также погибли раввины, осуществлявшие контроль над соблюдением законов кашрута: американский гражданин Лейбиш Тейтельбаум и обладавший двойным (американским и израильским) гражданством Бенцион Кроман. Некоторые тела были найдены связанными, а, по крайней мере, две женщины, были, вероятно, убиты за много часов до окончания трагедии. Тело Ривки Гольцберг было завернуто в талес: вероятно, рав Гольцберг покрыл тело своей погибшей жены, когда был еще жив.

В заявлении штаб-квартиры движения ХАБАД в Нью-Йорке говорится: «Рабби Габриэль и Ривка Гольцберг, пользовавшиеся всеобщей любовью директора центра ХАБАД-Любавич в Мумбаи, были убиты в одном из самых страшных терактов из всех, поразивших Индию на нашей памяти».

Супружеская пара Гольцберг руководила центром ХАБАДа, который был центром притяжения многих израильтян и евреев из других стран, путешествовавших по Индии. Младший сын четы, Моше, которому исполнилось два года как раз в эту субботу, был спасен его няней, которая сумела ускользнуть вместе с ним из здания в среду, в первые часы после захвата. Он находится со своими бабушкой и дедушкой, родителями Ривки, прибывшими из Израиля в четверг. СК сообщал ранее, что Ривка Гольцберг является дочерью раввина Розенберга из Афулы. Старший, 5-летний, сын четы Гольцберг в момент трагедии находился в Израиле.

Габриэль Гольцберг родился в Израиле и переехал вместе со своими родителями в Краун Хайтс, Бруклин, Нью-Йорк, когда ему было 9 лет. Там он и получил раввинское звание. Он учился в ешивах США и Аргентины, был дипломированным мэлем и шойхетом.

В 2003 году он и его жена были командированы движением ХАБАД в Мумбаи для обслуживания еврейской общины, руководства синагогой, ведения занятий по Торе и помощи многочисленным еврейским туристам в этом приморском городе.

«Габи и Ривка Гольцберг принесли высшую жертву, — сказал рав Моше Котлярский, вице-президент отдела просвещения движения ХАБАД. – Став эмиссарами ХАБАДа в Мумбаи, они отказались от комфортабельной жизни на Западе, чтобы распространять еврейскую гордость в таком уголке мира, который часто становится местом прогулок для тысяч израильских туристов».

Израильский дипломат Хаим Хосен сообщил, что сигнал бедствия поступил из центра ХАБАДа в Мумбаи в среду вечером, когда началась атака на различные точки концентрации иностранных туристов в Мумбаи. Однако связь прервалась в момент разговора с Равом Гольцбергом, после чего установить связь с находившимися в здании Нариман израильские дипломаты больше не могли. Рав Габриэль Гольцберг погиб при исполнении служебных обязанностей вместе со своей женой, сотрудниками и гостями Центра ХАБАДа. Да отмстится их кровь и да будет благословенна их память.

О своих ощущениях трагедии на сайте «Лехаим» писал в те дни Давид Маркиш:

««Бейт Хабад», этот истинно Еврейский дом в Мумбаи, искали многие приезжие израильтяне – религиозные и светские, богатые коммерсанты и бедные студенты. Еврейская атмосфера царила в том доме, и евреи шли туда, как домой. В дом рава Гавриэля Гольцберга, да будет благословенна его память.

Еврейский дом – это целая, цельная сфера нашей национальной жизни. Еврейский дом в чужой стране, пусть даже там на каждом углу играет на дудке заклинатель змей, а обезьяны разгуливают по улицам, как кошки и собаки, – тем теплей этот дом и ценней. Мезуза на дверной раме подобна паролю, и через порог переступают только свои, говорящие на одном языке и понимающие друг друга с полуслова. И если где-нибудь в Тель-Авиве или Хайфе кашрут был не в ходу в наших домах, здесь он воспринимается как нечто, крепко объединяющее нас хотя бы в галуте, – и мы принимаем его с благодарностью.

Деление на «мы» и «они» сопровождает нас всю нашу историю, две тысячи лет из которой пришлись на страны рассеяния. Несмотря на весь наш космополитизм, на наше умение жить и выживать среди чужих народов, мы упрямо сохраняем свою самобытную культуру, основанную на Танахе, отстаиваем свою национальную неповторимость. «Мы» – это когда евреи собираются вместе, а «они» остаются за стенами дома. И мы чувствуем себя свободно и открыто лишь тогда, когда нет среди нас чужих, как бы хороши и прекрасны они ни были.

Дом раввина Гольцберга в Мумбаи был тем домом, где евреи, придя и собравшись, сердцем ощущали принадлежность к этому уникальному «мы». Для этого и приехал рав Гавриэль в Индию – не для того же, чтобы уговаривать индийцев принять иудаизм: миссионерство, как известно, настрого запрещено нашей религией. Открытие «Бейт Хабад» в Мумбаи было отважным шагом: в городе живет многочисленная и сильная мусульманская община, и многие ее члены относятся к евреям, мягко говоря, недружелюбно. До такой степени недружелюбно, что евреям, а в особенности израильтянам, не рекомендуется появляться в вечерние и ночные часы в мусульманских кварталах.

Планируя атаку на Мумбаи, мусульманские боевики наверняка не забыли о своих единоверцах.

26 ноября в «Бейт Хабад» ворвались чужие – боевики-исламисты пакистанского, по утверждению экспертов, происхождения. Еврейский дом никем не охранялся, и вовсе не потому, что Хабад не мог себе этого позволить. Просто ни у кого не укладывалось в голове, что маленькую мирную синагогу и кошерную столовую могут атаковать террористы – в Индии, средь бела дня. Территориальные претензии между Исламабадом и Дели общеизвестны, равно как и их корни. Евреи тут ни при чем. Любавичские хасиды не могли служить разменной картой для террористов в требовании выпустить их сторонников и подельников – исламских боевиков – из индийских тюрем.

Просто евреи, как в годы Шоа, как века назад в Европе, становятся – теперь уже по всему свету – «нацией зла» в опасной игре маниакальных политических комбинаторов. Гитлер, выходя на войну за «жизненное пространство» и «тысячелетний рейх», выставлял евреев как мировое зло, обреченное на искоренение. В наши дни, в начале просвещенного третьего тысячелетия иранский Ахмадинеджад призывает к поголовному истреблению евреев, а его заместитель утверждает, что целью мирового сообщества должно стать уничтожение Израиля, поскольку не существует иного способа «спасти человечество от этого врага». Евреи и их Национальный дом – Израиль оказались на линии фронта в набирающей силу террористической войне, которую ведет радикальный ислам против иудео-христианской цивилизации.

Зверство является отличительной чертой террористов. Исламский террор взял на вооружение проверенные средневековые методы: бандиты в масках кромсают людей на части, отрезают головы беззащитным заложникам. В Индии, за тысячи километров от Израиля, «отважные» исламские террористы выбрали своей мишенью религиозных невооруженных евреев: раввина Гольцберга и его беременную жену, инспектора кашрута Лейбуша Тейтельбойма, случайных прихожан.

Наша память уходит дальше, в глубь веков. Плахи, виселицы, костры инквизиции, газовые камеры и печи гитлеровских концлагерей, пытки и расстрелы – все это бережно хранит наша память. Раввины и просто люди в ермолках всегда были теми, с кого начинались антисемитские погромы. Теперь Гавриэль и Ривка встали в этот скорбный ряд.»

rav_killed_india_20082911_ch2news_a

***

Прошло восемь лет… Сколько трагедий произошло за эти зимы и весны… Но есть что-то доброе и светлое, чем хочется поделиться. Фотографиями этого чудесного мальчика, чудом спасшегося от смерти. Родители Габи и Ривки привезли из Индии два гроба, невыплаканные слезы… И самое главное — своего внука!

1_wa

Сандра Самуэль, няня двухлетнего  Мойше Гольцберга  смогла  вынести малыша из захваченного террористами здания Бейт-ХАБАД в Мумбаи и спасти ему жизнь.

mum05_wh

Через несколько месяцев после убийства супругов Гольцберг умер их старший сын, страдавший тяжелым заболеванием. И малыш Мойше остался один. Но, конечно, не один! Шимон и Иудит, родители Ривки делают все, чтобы заменить ему родителей. Ривка была шестой дочерью среди одиннадцати детей большой и дружной семьи Розенберг. С тех пор в этой афульской семье мальчик стал их самым младшим сынишкой. Хотя есть уже двадцатилетние внуки…

r1-848x6361

Осталась с мальчиком и его няня, получив право на проживание в Израиле. Мойше до сих пор помнит песни, которые она ему пела на хинди, и умеет на этом языке считать. Его английскиий — беглый, потому что с няней он говорил по английски. И еще старательно поправлял ее ошибки, которые Сандра делает, строя предложения на иврите. Муж Сандры умер за полгода до трагедии в «Бейт Хабад», дома остались взрослые сыновья, которых она ездит навещать. А Мойше — ее маленький свет в глазах. Мечтает Сандра увидеть его на Бар — Мицве. Малыша, которого вынесла на руках из огня террора.

37651_news_06082009_70621

Он все знает о произошедшем, часто смотрит на фото своих родителей. А бабушка смотрит на него, и улыбка мальчика очень напоминает ей улыбку дочери…

showimage

564

Дай Бог им сил в непростой миссии — вырастить внука … сына!

250px-%d7%9e%d7%95%d7%99%d7%a9%d7%99_%d7%94%d7%95%d7%9c%d7%a6%d7%91%d7%a8%d7%92

41219650100087640360no

2

One thought on “Мойше Гольцберг. Когда дедушка и бабушка стали папой и мамой…

  1. КАТЯ ТЕРЕХОВА

    ЛИНОЧКА,КАКОЙ ПРОНИКНОВЕННЫЙ РАССКАЗ ! Дедушке и бабушке сил и здоровьЯ! А ПРЕКРАСНОМУ МОЙШЕ УДАЧИ!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s