Авраам Гезундхейт. Суккот в Освенциме

4
Стандартный

Много лет прошло после окончания Второй Мировой войны… Много лет Авраам Гезундхейт молчал, не любил ворошить прошлое. И лишь перед еврейским совершеннолетием своего внука он решил поделиться с семьей воспоминаниями о тех днях, когда ему тоже было чуть больше тринадцати…

Эту трогательную историию о своем отце Аврааме, заключенном концлагерей Освенцим и Бухенвальд, участнике Марша Смерти, рассказал  доктор  Бени Гезундхейт.

12512654_124530367944352_8735635393840186666_n

Я перевела этот короткий рассказ сына на русский язык. Потому что, кажется мне важным помнить…

«Мой отец Авраам Гезундхейт родился в Кракове в 1928 году. В 1941 году он был в
возрасте еврейского совершеннолетия, бар-мицвы. Но, конечно, никакой церемонии бар-мицвы у мальчика не было. С тринадцати лет до окончания Второй Мировой войны мой папа находился в восьми рабочих лагерях  и концлагерях смерти.  Именно в период его тринадцатилетя  начались облавы на евреев гетто, но отец сумел спрятаться и его не депортировали в концлагерь. Депортировали позже…

Да, мой папа не праздновал бар-мицву, но он хорошо знал заповедь о том, как важно еврею хранить иудейскую символику.  Моя бабушка отдала отцу тфилин его отца, которого не стало еще до оккупации и он смог сохранить его почти всю войну.

Когда отец оказался в Освенциме, к группе новеньких, подошли  заключенные, которые находились в лагере. Каждый пытался найти  знакомых или выяснить что-то о своих родных. Один из них, знавший семью папы, сумел спрятать тфилин еще до того, как началась селекция и были отобраны все вещи. Так тфилин оказался в концлагерном бараке. Каждый день, рано утром  отец накладывал тфилин перед тем, как отправиться на невыносимо тяжелую работу. Но не только он! В течение дня его тфилином пользовались пятьдесят — шестьдесят заключенных барака, для которых это было жизненно важно. На ночь Авраам прятал его. До следующего утра.

Он смог сохранить отцовский тфилин  и во время марша смерти ледяным январем 1945 года. Лишь в Бухенвальде нацисты его обнаружили и отобрали. Папе повезло выжить. Когда завершилась война, ему было 17 лет и он весил 31 килограмм.

С верой в душе и радостью он приехал в Эрец Исраэль. А главное, с большим желанием  построить здесь свой дом. Со временем у него появилась семья,  свой бизнес. Отец всегда поддерживал нуждающихся людей. О войне он вспоминал редко, не любил делиться воспоминаниями.

И историю с тфилином рассказал лишь спустя 53 года, накануне бар мицвы моего сына, его внука. Тогда же мы узнали еще одну историю того страшного времени. И по ней можно понять, каким сильным духом человеком был мой отец. В праздник Суккот 1944 года, он, шестнадцатилетний мальчишка построил сукку за бараком концлагеря Освенцим, в котором находился. Это была совершенно миниатюрная сукка, которая не привлекала внимание и поместиться в ней мог один человек.  Свой кусок хлеба в те праздничные дни отец не съедал, он совершал обряд благословение в сукке, затем приносил его друзьям по бараку и делил на маленькие кусочки, и пусть это была не мягкая теплая хала довоенных лет, а крошечные кусочки хлеба, но они казались особенно вкусными еврейским заключенным в дни праздника Суккот.

Еще много лет подряд к отцу звонили выжившие в Освенциме друзья, поздравляли с праздником и благодарили за хлеб, который был благославлен в сукке Освенцима.

Авраам Гезундхейт умер неделю назад, в вечер праздника Суккот. Ему было 87 лет. Остались трое детей, шестнадцать внуков и восемнадцать правнуков. Осталось духовное наследие этого человека. И маленький рассказ про тфилин и сукку, построенную  в концлагере смерти…

И номер на его руке — в памяти детей.

14718781_1284201934965975_3109678879059179088_n

Светлая Память ему!

А нам уже не нужно прятаться в праздник Суккот! 

Это фото сделано в дни праздника Суккот в одном из гетто оккупированной Европы…

1668451-18

Это — в свободном Иерусалиме! 

5

3 thoughts on “Авраам Гезундхейт. Суккот в Освенциме

  1. Инна

    Спасибо за такой трогательный рассказ из жизни одного человека, одной семьи. В нём — история нашего народа! Я читала и пыталась представить себе, через что прошёл совсем ещё ребёнок в лагерях! Это ж какую силу духа нужно было иметь голодному ребёнку, чтобы не съесть самому это кусочек хлеба в течение дня, а разделить его вечером в бараке после обряда благословения в крошечной сукке! И так во все дни праздника. А «они» всё ещё надеются уничтожить этот народ! Авраам, пусть будет благословенна память о нём, к счастью, выжил, оставил после себя троих детей, шестнадцать внуков, восемнадцать правнуков! Невольно подумалось: если бы нацисты не уничтожили миллионы, каким многочисленным был бы народ! Сколько хорошего могли бы сделать все эти люди и для своего народа, и для других народов мира! Часто думаю об этом… Осенние праздники были нашими первыми праздниками в Израиле. Когда я впервые вошла в Сукку, полились слёзы. Вспомнила детство, когда мама, называя этот праздник на идиш «суккес», вносила в беседочку во дворе частного дома с многочисленными соседями, много зелёных веток и предлагала нам посидеть там. Забылись многие детали, но само это воспоминание вернуло в детство. И за это тоже спасибо

    • Lina Gorodetsky

      А у меня никаких ассоциаций с этим праздником в доизраильской жизни не сохранилось. Просто не знали о нем. Но рада, что теперь знаю…))

      • Инна

        Вы правы, мы очень много не знали к сожалению. К счастью, теперь знаем, хотя есть немало того, что невозможно восполнить. И вроде бы и нет в этом нашей вины, а всё равно очень обидно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s