Гуш-Катиф, которого больше нет…

Стандартный

Был год 2005… Пост 9 Ава завершился, три тяжелые недели, предшествовавшие этому траурному дню, прошли. Но в тот год вздохнуть легко не получилось. День 9 Ава стал последним днем существования поселений Гуш Катифа…

Об этом писалось так много…, о том, как  давалось стране это решение,  скрещивались шпаги, шли дебаты, как ездили мы на демонстрации протеста, ночевали в соседнем с Гуш Катифом, поселении Кфар-Маймон. Как оранжевый цвет стал цветом понимания и сопричастности.

Прошло 11 лет. Не хотелось бы повторяться и повторять знакомые фразы и факты.

Но в конце прошлого года я побывала в иерусалимском музее «Гуш Катиф», а вчера прочитала размышления журналиста Габриэля Вольфсона, которые показались мне близки.

С разрешения автора представляю этот очерк  вниманию читателей:

«11 лет с начала депортаций из Гуш Катифа. 11 лет как 9 ава материализовалось и перестало быть днем в истории, превратившись в мою историю. Личную. И пост перестал быть данью связи с прошлым своего народа, а превратился в ощущаемую в кончиках пальцев дату личной трагедии. Я и сейчас помню тишину последнего рассвета на пляже Шират а-Ям и мертвые глаза опустевших домов без стекол в Неве-Дкалим. Было. Видел. Помню.

За эти 11 лет о погроме в Гуш- Катифе сказано все и добавить уже, вроде бы нечего. Но беседуя год назад со многими людьми при подготовке проекта «Десять лет размежевания», и слушая разговоры об этой истории, неожиданно сумел увидеть то, что на протяжении десятилетия было скрыто.

Мы никогда не знаем смысла того, что происходит вокруг, особенно если речь идет о трагедиях, утратах, печалях. Мы справляемся с бедами, потому что такова жизнь, и она берет свое, и она продолжается. Но если все же предположить, что у трагедии есть смысл, то могут открыть совершенно неожиданные перспективы.

Размежевание стало возможным не только благодаря недюжинной харизме Шарона, но и в силу того факта, что оно пользовалось широкой общественной поддержкой. Людям гораздо легче поверить генералу, в то во что очень хочется поверить, чем сомневаться, задавать вопросы. Результаты размежевания, не имеющие ничего общего с тем, что обещали его архитекторы, раскрыли глаза очень многим. Много лет пройдет прежде чем новый подобный эксперимент получит широкую общественную поддержку. Без такой поддержки он невозможен.

Армия, которая де-факто осуществляла депортацию, вышла из нее травмированной. За эти года мне довелось беседовать со многими офицерами, принимавшими на разном уровне участие в этом кошмаре. Они по разному относились к самой идее размежевания – от отвращения до горячей поддержки. Все они в один голос говорят: «Больше армия в подобном участвовать не может, не должна и не будет». Демографические и социологические изменения, происходящие в армии, только усиливают ощущение того, что тем, кто задумает следующее размежевание придется искать других исполнителей. И неизвестно найдутся ли.

765427_201508090749031

Многое осознали и те, кого условно можно назвать «оранжевыми». Борьба за спасение Гуш-Катифа шла под лозунгом «Любовь победит». После того, что и как произошло летом 2005-го года, всем стало ясно, что любовь в нашей стране не побеждает никогда и ничего. Не по любви ультраортодоксов не призывают в армию, не по любви не разрушаются незаконные дома в арабском секторе. Сдерживающим фактором является страх перед экстремальной реакцией. Это не означает, что насилие есть приемлемая форма достижения политических успехов. Но кризис в руководстве поселенческого движения после поражения в Гуш-Катифе и прямые обвинения в адрес тех, кто формировал тактику и стратегию борьбы, говорит о том, что урок усвоен. И уход в анархизм, насилие, «таг мехир» и прочее стал уделом единиц. Мэйнстрим право-идеологического сектора израильского общества сделал единственный возможный вывод: изменить общество можно лишь находясь на ключевых позициях. Именно после 2005-го началось интенсивное «проникновение» право-религиозных в СМИ, в средний эшелон офицерства в ЦАХАЛе, в иные сферы. Результаты этих процессов видны еще не всем и не всегда. Но возможно лет через 15-20 мальчики и девочки, прошедшие школу Гуш-Катифа и Амоны представят настоящую альтернативу. И как правильно сказал Эфи Эйтам, «демография и демократия сыграют им на руку».

Мы не всегда понимаем смысл того, что происходит с нами. Но возможно 11 лет назад мы заплатили непомерно горькую цену за то, чтоб одни поняли, что надо верить себе, а не тем, кто наверху, вторые, что такое более не пройдет – ни в обществе, ни в армии, а третьи осознали, наконец, что нужно делать для того, чтобы подобное не случилось вновь.»

***

А если вы окажетесь в Иерусалиме, в районе Нахлаот, откройте для себя музей «Гуш Катиф», он основан по инициативе бывших жителей Гуш Катифа. Возглавляет музей израильский  журналист Янкеле Кляйн, в прошлом редактор отдела новостей газеты «Макор Ришон»

Музей расположен на улице Шаарей Цедек 5.  Там хранится память о цветущих поселениях, о днях, которые уже не вернуть. Но помнить надо…

DSCN5911 (Medium) DSCN5913 (Medium) DSCN5916 (Medium) DSCN5917 (Medium) DSCN5918 (Medium) DSCN5919 (Medium) DSCN5920 (Medium) DSCN5923 (Medium)

DSCN5931 (Medium)

DSCN5926 (Medium) DSCN5930 (Medium) DSCN5932 (Medium) DSCN5933 (Medium) DSCN5936 (Medium) DSCN5940 (Medium) DSCN5945 (Medium) DSCN5947 (Medium) DSCN5949 (Medium) DSCN5952 (Medium) DSCN5953 (Medium) DSCN5954 (Medium) DSCN5956 (Medium) DSCN5957 (Medium) DSCN5958 (Medium) DSCN5959 (Medium)Гуш Катиф, которого больше нет…Не стало на карте 21 еврейского поселения в секторе Газа и 4 — в Самарии. 

DSCN5924 (Medium)

DSCN5929 (Medium)

Реклама

Гуш-Катиф, которого больше нет…: 2 комментария

  1. Лина,это очень больной вопрос.С одной стороны для Израиля каждый кусочек земли очень важен — наша страна маленькая!С другой стороны за все нужно платить — не слишком ли велика цена,а цена — это жизни и здоровье людей?После приезда в страну мы много здесь ездили на экскурсии.И нам посчастливилось побывать в Гуш Катифе — я не помню там играющих детей на улице.Экскурсия под охраной военных!И последнее — я очень уважаю Ариэля Шарона!Ариэль Шарон — великий и настоящий политик и военный.И если он принял такое решение,это значит были веские причины для этого.

    • Светлана

      Вам, действительно, кажется, что после размежевания уровень безопасности в Израиле улучшился??? Если раньше снаряды падали в Гуш Катифе, то теперь они падают в Ашкелоне, Отеф Аза и т.д. В статье очень правильно написано:
      Размежевание стало возможным не только благодаря недюжинной харизме Шарона, но и в силу того факта, что оно пользовалось широкой общественной поддержкой. Людям гораздо легче поверить генералу, в то во что очень хочется поверить, чем сомневаться, задавать вопросы. Результаты размежевания, не имеющие ничего общего с тем, что обещали его архитекторы, раскрыли глаза очень многим. Много лет пройдет прежде чем новый подобный эксперимент получит широкую общественную поддержку. Без такой поддержки он невозможен.
      Очень жаль, что осталось немало людей, которым как и Вам, результаты размежевания совершенно ни на что не раскрыли глаза!
      И, кстати, не знаю, где именно Вы были на экскурсии в Гуш Катифе и в какое время, я там бывала достаточно часто (там жили родители моих подруг), так вот там дети ДА ИГРАЛИ НА УЛИЦАХ!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s