Еще раз, про любовь… (Рассказ).

7.Пунько-Элла-Вячеславовна-19-лет-Живопись-графика-«Ожидание»-хм
Стандартный

По этому поводу Батья пригласила гостей…

Самых близких, конечно. Гости удивились, каждый вдали, у себя дома. Посмотрели на календарь, никакого повода не обнаружили, удивились вновь, но собрались в дорогу.

Первым приехал  Шимон, Он недавно второй раз женился. Батья почти не знакома с новой невесткой. Шимон живет в Офакиме. Где Офаким, где Хайфа, часто не выберешься, а работа по сменам мастером цеха, вообще, не оставляет времени для спокойного отдыха.

Приехал Эли. Как только она видит Эли, сразу вспоминает ту зиму, когда он родился, а у нее не было капли молока, перегорело после гибели Давида, ее брата. Ребенок был слабенький и врачи очень рекомендовали не переводить его на искусственное вскармливание хотя бы первые месяцы… Какая тяжелая была зима…шесть раз в день она бежала через три квартала к доброй женщине, готовой отцеживать ей свое молоко, так и кормила малыша. Смешно сказать – малыша… Лампочку теперь «малыш» вкручивает без табуретки, а плечи, как у борца. Жениться вот никак не соберется, девушек в себя влюбляет, но ни одна не задерживается в его жизни. А хочется, хочется постоять под его хупой, детей его на руках подержать. Теперь снимает Эли квартиру с очередной подругой, работает спортивным массажистом, встает поздно, ложится спать поздно, другая жизнь в стране «Тель-Авив»…

Приехала Далья, озабоченно посматривая на часы. Ее дочка всегда спешит. Ничего удивительного, семеро детей и забот полный дом. Счастье, что до того, как ушла она с Моше в религию, успела Далья получить образование медсестры, мотается сейчас между дежурствами в больнице  и большой  шумной семьей… К маме детей почти не привозит, кашрут  нужен  строгий, и телевизор в доме Батьи ее не устраивает. Вот мама сама через полстраны добирается до ее поселка, закрытого на Субботу шлагбаумом, в нем другая жизнь. Редко это получается, но внуков так хочется видеть…

Приехала Рина, в необычном платье, бросающемся в глаза, красивом, ярком, она сама шьет, а в последнее время увлеклась дочь рисунком по ткани, так что теперь каждый наряд ее – произведение искусства. Рина переехала в деревню художников, на крайний север, там появился у нее бойфренд. Оба целый день созерцают природу и ваяют. Создают творения. Ее друг – какие-то непостижимые для Батьиного воображения гравюры, а Рина – веселых и смешных глиняных человечков, на продаже которых даже ухитряется зарабатывать. Один такой гном в красном колпачке с добродушнейшим взглядом стоит в уголке спальни Батьи, ей иногда с ним поговорить хочется, как с человеком.

Удивительно, как  ее двойняшки, родившиеся с разницей в пять минут, выросли такие разные,  Но Далья всегда считала себя старшей и этим часто выводила из себя Рину.

Приехал Михаэль, ну как она могла его не позвать…. Когда Давид и Нина погибли в автокатастрофе, Батья забрала Мишеньку к себе. Парню было двенадцать, ох, трудный возраст, нужно было научиться всему, что любит мальчик, и выделить ему лучшее место в квартире, и чтобы, не дай Бог, он не чувствовал себя чужим в этом гаме и шуме, который вечно создавали ее дети.  Но ничего, терпение, и еще раз терпение, и все преодолели. Вырос, пошел в армию, стал компьютерщиком, мотается за границу все время. И мудрствует, мудрствует, создает программы. Днем и ночью занят. И сейчас поглядывает на свой мобильник. А Батья смотрит на него и видит взгляд брата. Родной взгляд. Столько вспоминается ей…

Батья накрыла стол, шесть персон, лучший сервиз, еще купленный при жизни мужа. Рина всегда любуется тонким изгибом его линий, творческая натура ее вечно ищет повод для восторга.

Хороший ужин получился!  Когда готовила Батья, вспоминала, что любят дети, самые любимые их блюда. Шимон всегда просил приготовить ему спагетти с грибами и тертым сыром, Эли любит холодный красный борщ со сметаной и яркими дольками огурцов. Рину  в детстве нельзя было оторвать от вареников с вишнями.  Далья  обожала салаты, чем больше в них зелени,  тем лучше. А Мишеньку всегда можно было подкупить творожным тортом, который Батья делает по рецепту его покойной мамы…

И ужин удался на славу. Дети сперва уставшие, и поникшие, настроенные каждый на свой мобильник, все-таки разговорились. О! О чем они только не вспоминали за этим столом, ее дети…, о том, как Рина когда-то измазала краской стены салона, она училась рисовать и отмывать пришлось всей семьей. О том, как Шимон подрался с Эли, им обоим понравилась одна девочка, а девочка та выбрала другого мальчика, и они тогда собрались бить его вдвоем. О том, как маленькая Далья однажды потерялась во время их поездки в циммер на Голаны, она ухитрилась спрятаться и задремать в зооуголке среди кроликов, а вся семья искала ее. О том, как Михаэль разобрал новый компьютер, ему подаренный, только потому что поспорил с другом, что сможет его сам собрать. И собрал! Правда, Яков, ее муж и Шимон помогали ему, но это тоже было здорово, когда все вместе…

Это был замечательный вечер, но Далья вдруг посмотрела на часы и спросила: «А вообще, что случилось, мама? Ты сказала, что объяснишь, когда приедем. Произошло что-то? Почему ты нас собрала?»

Батья знала, что им это интересно, хочется понять, почему вдруг… Мама здорова, и не похоже, что нуждается в срочной помощи, и сегодня не день ее рождения… Конечно, это было хорошо —  собраться за одним столом,  что редко случается.  Но пришлось оторваться от дел, ехать несколько часов, сейчас возвращаться… Что же ей было нужно, маме? …

И когда в комнате под старым абажуром повисла летняя тишина, она сказала негромко: «Я люблю вас, дети…»

Вот и все, больше она ничего не хотела в этот вечер, только сказать им эти три слова. Не по телефону, не торопясь, в именинной спешке, побыть вместе и сказать им то, о чем она думает каждый день своей жизни.

Когда-то, она не успела сказать это Максиму, …Он ушел утром с большим рюкзаком, в очередное воскресенье после выходных дней, вернулся в свою бригаду, к своим «голанчикам», которые стояли тогда на границе… И не вернулся домой.

Она успела все… приготовила бутерброд, уложила постиранные вещи, проводила до двери, проверила, не опаздывает ли он на автобус, пожурила, что ботинки не почистил, как надо. Солдат должен следить за чистотой… Поцеловала на дорогу. Все сделала, все предусмотрела в то утро. Но не сказала эти три слова…

И невдомек сегодня ее детям, что маленькие круглые шоколадные пирожные с ореховой начинкой, которые они так хвалили, Батья сделала в память о нем, Максимке. Не помнят они этого уже… Ему она готовила их каждый раз в дорогу. А три главных слова в последний день не сказала… Сколько раз еще собиралась успеть…

Они растерянно смотрят на нее, ее взрослые дети, ее продолжение, ее черты лица, ее летящие мгновения, ее будущее и мечты. И ждут объяснения. Ну действительно, не могла же мама, вот так в будний день сорвать их всех с беговой дорожки, по которой они вечно спешат, чтобы сообщить о своей любви к ним.

А ей лишь хотелось исполнить свое заветное желание, сказать им такие простые слова.

И главное, хотелось, чтобы они услышали их …

9.08.16 г.

4 thoughts on “Еще раз, про любовь… (Рассказ).

  1. Elie Valk

    Спокойный, эмоционально окрашенный в израильские тона и ньюансы жизни рассказ.

    Чёткий, скромный и НЕ шмальц.

    спасибо

    בברכה,

    אלי ולק,

  2. Любовь

    А мне плакать почему то захотелось , ,,,, от такой бешеной нашей жизни и маму обнять которой уже нет ))) и детей поцеловать крепко , крепко и сказать как я их ЛЮБЛЮ!!!!!!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s