Голда Меир: «Это было чудом, что мы пережили эту поездку.»

Стандартный

14 июля 1921… Она была счастлива, когда остальные были в отчаянии и многие плакали, считая, что сделали непоправимую ошибку, ступив на этот почти безлюдный берег. И лишь глаза Голди светились неподдельной радостью. Ее мечта сбылась. Несмотря и вопреки всем трудностям, с которыми столкнулась молодая женщина в ее осуществлении.

Golda Meir young

Вот она, Земля Обетованная. И пусть не течет она молоком и медом, и в заокеанской цивилизованной стране, где Голди выросла ей было уготовано вполне спокойное и безбедное будущее замужней дамы. Здесь она — на Родине, которая ей снилась с юных лет. Ее Палестина. И она Голди — палестинка. Много лет спустя, в 1969 году она так и скажет: «Нет такой нации как палестинцы, они никогда не существовали. До 1948 г. мы были палестинцами».

14 июля 1921 года на безлюдном средиземноморском берегу Тель-Авива пришвартовался корабль «»Pocahontas», а на нем находились 28  американцев, среди которых были Голди и Моррис Меерсон и ее сестра Шейна с двумя детьми.

95 лет назад она впервые ступила на берег, который видела в своих снах. Чтобы стать человеком, имя которого не требует представления. Голда Меир.

Предлагаю вашему вниманию отрывок из книги Джин Ландрам «Голда Меир — несгибаемая воля» об этом периоде жизни нашего премьера:

«Голди вышла замуж за Морриса Мейерсона в 19 лет, но к тому времени она уже решила, что ее судьба – жить в Израильском киббуце. Она сообщила Моррису о своих планах и предложила ему присоединиться к ней. Биограф Меир, Мартин, в 1988 году писал: «В своем воображении Голди уже покинула Америку. В душе она уже трудилась где-то в палестинской пустыне.»

Она сказала Моррису, что он волен последовать за ней или остаться, но для нее это вопрос решенный. Примером ее упорства и верности долгу является то, что через две недели после свадьбы она согласилась поехать на Западное побережье Соединенных Штатов для того, чтобы собирать деньги, произнося речи о сионизме. Ее отец был взбешен: «Кто бросает мужа сразу после свадьбы и отправляется в дорогу?» Меир была одержима идеей сионизма. Она ответила отцу: «Я готова ехать куда угодно!» и «То, что меня просят сделать, я сделаю. Партия сказала, что я должна поехать, и я поеду.

Биограф Меир говорит: «Моррис был мягким человеком и ничего не мог противопоставить жизненной силе Голди». Однажды приняв как факт, что нет другого решения еврейской проблемы, кроме возвращения на историческую родину, она сказала: «Я решила поехать туда». Когда ее спросили, могла бы она поехать без своего молодого мужа, Голди ответила: «Я бы поехала одна, но с разбитым сердцем».

Голди стала признанным лидером движения. В восемнадцать лет она обратилась за разрешением поехать в киббуц, но ей отказали из-за ее возраста, хотя в уме она уже связала свою судьбу с Палестиной. Эта юная «сио-чокнутая» два года путешествовала по Соединенным Штатам, собирая деньги на оплату судна «Pocahontas», зафрахтованного для поездки в Тель-Авив. Она взялась собирать деньги на это путешествие, так как «свободно говорила как на идиш, так и по-английски, и была готова поехать куда угодно», лишь бы попасть на этот корабль. Так началась ее история, продолжавшаяся пятьдесят лет. Меир уговорила Шану присоединиться к ней, чтобы превратить Палестину в новую родину и будущий дом для «блуждающих евреев». Шейна оставила мужа в Соединенных Штатах и вместе с Голди и двумя своими детьми села на судно.

«Pocahontas» направился в Тель-Авив как третья волна эмиграции («алиях»). Беда ждала своего часа, и он наступил.

Голди рассказывала: «Это было чудом, что мы пережили эту поездку». Судно вышло в море 23 мая 1921 года с 23-х летней Голди, ее мужем Моррисом, ее сестрой с двумя детьми и еще с двадцатью тремя энтузиастами-сионистами на борту. Путешествие было бедственным с самого начала: на корабле были мятежи, смерть, приближался голод, был убит капитан. В довершение всего брат капитана сошел с ума.

14 июля 1921 года группа прибыла в Тель-Авив, полуголодная и без всякого багажа. Их мечтой, их райским уголком должен был стать Тель-Авив, который на самом деле был городком среди пустыни, основанным лишь двенадцать лет назад, без растительности и естественных ресурсов. Это напоминало «другую планету». Все было так бесплодно и дико, что многие прибывшие заплакали, отчаявшись, и захотели вернуться, в том числе и Шана. Только Голди была возбуждена и говорила: «Я глубоко счастлива». Остальные были глубоко разочарованы. Фактически, треть группы впоследствии вернулась в Соединенные Штаты.

По прибытии Голди официально изменила свое имя, приняв имя Голда, чтобы начать жизнь заново.»

Golda_working_in_kibbutz_Merhavia1

Как давно это было, однако…Как трудно представить июльский Тель-Авив тех давних лет…

2.3

Нам легче его представлять таким, светлым, ярким, взлетевшим в небо. Разрушившим все стереотипы…

1273005249

Сегодняшним…

tel-aviv-2

Мечтала ли о таком городе Голда Меир, когда ступила на его пустынный берег и слышала в голосах своих попутчиков только отчаяние?

Не знаю, каким она мечтала его увидеть… Знаю, что она жила по принципу, высказанному в древности Вергилием: «Они могут потому, что они думают, что они могут.»

И главное, наверное, не бояться мечтать!

1_41_14153_1305551462

На моем Блоге вы также можете познакомиться с фото-очерком о Голде Меир:

» УМЕТЬ ПЛАКАТЬ С ПЕРЕПОЛНЕННЫМ СЕРДЦЕМ И СМЕЯТЬСЯ…»

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s