Таня Рудыковская. Ленинград. 6 мая 1943 г. «Я видела первую пчелу»

10427258_563530210448938_6366474384031571315_n
Стандартный

«Детская книга войны» … А в ней  — тридцать пять рассказов детей о своей жизни, противоестественной Детству. Эта книга была подарена мне одним из авторов, Тамарой Лазерсон  Ростовской, вернее была подарена мне ее дочерью по поручению Тамары Владимировны… уже после ее ухода в августе 2015 года. 

Так я стала ее обладателем. Читать невозможно. Не читать тоже невозможно.  

Это  дневники дети писали в гетто и концлагерях, на линии фронта, в блокадном Ленинграде, в тылу, в Германии, угнанные туда на работы.

Отдельная глава Книги  — 18 дневников маленьких жителей блокадного Ленинграда. Так сложилось, что Дневник Тани Савичевой стал символом тех дней. Но подобные дневники вели многие дети, пытаясь сохранить свои воспоминания и оставаться людьми при любых обстоятельствах. 

Хочется рассказать о двух из них… Судьба Коли Васильева осталась неизвестна, а Татьяна Рудыковская живет  в том же доме, где провела Блокаду. Ей повезло выжить…

Читать далее

«Не летают бабочки в гетто…»

DSCN9599
Стандартный

Если вы отправитесь в путешествие по Западной Галилее и поедете по шоссе Акко-Нагария, то увидите с правой стороны древний акведук, и примыкающий к нему комплекс зданий, возвышающихся над дорогой.

Здесь хранится память о Катастрофе европейского еврейства, чудом уцелевшие фотографии, документы, рисунки, дневники. Дом-мемориал «Бейт Лохамей ха-Гетаот» — истоки этой памяти.

Читать далее

Барух Минкович. Сто лет. Четырнадцать глав. Одна книга Судьбы.

4 (Medium)
Стандартный

Каждому из нас отмерен свой век и своя судьба. Но из кубиков наших годов мы складываем свою дорогу, иногда вопреки обстоятельствам, иногда благодаря им.

В данном случае век – это не метафора, а жизненный путь нашего героя. Путь удивительный, полный событий, которых казалось, могло бы хватить и на несколько жизней.

Барух Минкович – обаятельный человек и интересный рассказчик. А судьба его – потрясающий калейдоскоп ярких событий двадцатого века. Среди стеклышек этого калейдоскопа много острых и болезненных. Немало лет Барух прожил в борьбе за существование и сохранение собственного достоинства. Но пришли в его жизнь и светлые дни.

В январе 2015 года Барух отметил столетний юбилей. Пять лет назад он написал книгу мемуаров, историю своей жизни и своего времени, названную «Приговор: смертная казнь».

Мне посчастливилось заниматься переводом книги на русский язык. 

Читать далее

Изабелла Юрьева. Когда не стоит верить зеркалам!

yurieva_3
Стандартный

«Разбила бы все зеркала! Ужасно, что женщина стареет, а душа остается молодой…»

Вся Правда каждой женщины в этой фразе, но не каждая ее скажет. И Изабелла Юрьева почувствовала так и сказала. И оставалась красавицей до последних дней…

Читать далее

Ефим Фомин. «Комиссар, комиссар, улыбнитесь…»

1015110271
Стандартный

Еврейские глаза, советское воспитание… Комиссар Фомин…Его любимой песней была песня из фильма «Дети капитана Гранта»    И когда становилось  тяжело на душе, он напевал «Капитан, капитан, улыбнитесь…»… Черноволосый  молодой мужчина  с немного  грустным взглядом   —  таким  мы видим  полкового  комиссара Фомина  на фотографии. Он взял на себя руководство обороны  Брестской крепости, и защищал ее до последнего… Ему было всего 32, а солдаты считали его своим отцом… Но предатели были всегда…

Читать далее

Под крылом самолета о чем-то поет…Ночной Израиль.

DSCN9126
Стандартный

Широка страна моя родная… И даже, если немного в ней лесов, полей и рек,  искренне хочется сказать, что я другой такой страны не знаю.

Ночной Израиль, как на ладони открылся мне из иллюминатора самолета рейса Хайфа — Эйлат. Прелесть этого полета заключается в том, что происходит он на высоте, оставляющей возможность видеть землю, а не только облака.

И если  пассажиры в салоне самолета решили этот час использовать для пассивного отдыха, то мне доставило удовольствие заниматься отдыхом иным, активной съемкой.

Читать далее