Ася Найфельд: «Секрет успеха – не спешить к нему»

Стандартный

Интервью с актрисой и режиссером, лауреатом премии имени Юрия Штерна в  2015 году — Асей Найфельд, поставившей на  малой сцене Хайфского театра спектакль  на русском языке — «Очень простая история». Он поставлен  по пьесе  украинского драматурга Марии  Ладо. 

А история оказывается совсем не простой,   Мудрой,  доброй, с  элементами  притчи и сказки. В ней чудные образы  говорящих животных, романтика первой любви, месть и прощение, и ружье, которое по всем  законам сцены выстрелит. И еще, в судьбе   главных героев, несмотря на сходство их истории  с трагедией  юных Ромео и Джульетты,  есть «хеппи-енд». А мы учимся, как всегда, когда читаем хорошие книги и видим интересные спектакли. Мы учимся проживать с героями их жизнь и  сопереживать им.

А Ася Найфельд — молодой талантливый режиссер и интересный собеседник.

7 (Medium)

В спектакле «Очень простая история» множество находок. Конечно, можно было рассказать о любви Даши и Алешки  без «очеловечивания»  беременной коровы, наивной свинки, чванливого петуха, мудрой лошади, преданного пса. Но эти заговорившие образы животных несут столько света, столько эмоционального заряда, что запоминаются надолго. Наверное, нам, поколению,  прикованному к компьютерам, к боевикам и мыльным операм, нужен такой спектакль, чтобы не бояться быть добрыми и жить с открытыми сердцами.

DSCN7157 (Medium)

Актеры в труппе играли великолепно, притом, что не все актеры  — профессионалы. Декорации были органичны и «работали»  на спектакль, чудесная музыка дополняла действие.  Зрители  затаили дыхание, и расплакаться в некоторых сценах  было не грех.

DSCN7161 (Medium)

А в конце зала, рядом с аппаратурой освещения сидела молодая женщина и наблюдала за игрой. Представляю, как ей было приятно слышать аплодисменты, видеть реакцию зрителей. Но она не поднялась на сцену, когда артисты выходили на поклон. Радовалась за них, и за себя, конечно. Режиссеры часто остаются в тени.

3 (Medium)

Ася Найфельд… ей еще нет тридцати трех лет, а за спиной –  репатриация из Славянска в Израиль, окончание школы, служба в армии, учеба в лучшей театральной школе  «Нисан Натив», создание семьи, появление деток, нынче  — семилетнего Мати и четырехлетней Наоми. Встреча  с режиссером  Риной Иерушалми. Руководство детской актерской студией. И режиссерская  работа  в Хайфском театре, где молодой актрисе доверили создать русскоязычную труппу. И она доверие оправдала, поставив спектакль «Я – другое дерево»,  а теперь «Очень простую историю»

Я беседую с Асей Найфельд о взрослении, поиске места в новой стране, радости творчества и надеждах на успех. О жизни… 6 (Medium)

 — Ася, вашу жизнь разделила граница,  когда вы  с мамой покинули Славянск. Как давался этот шаг вам?

— Четырнадцать  лет  — это возраст, в котором ты погружен в себя, ты взрослеешь, взрослеть иногда страшно.  А если еще в это время полностью менять среду обитания… Мне было очень нелегко решиться на репатриацию. Но мама терпеливо ждала, и этот день пришел.

А какое самое яркое воспоминанин  о доизраильской жизни храните в памяти?

— Там все было ярким, ведь это было детство. Хотя его и не сравнить с нынешним пластиковым и разноцветным, но в нем было столько тепла и простоты… Я и теперь пытаюсь привить своим детям радость и умение наслаждаться  простыми вещами: осенью — сухими желто-красными листьями, летом —  прыжками  в воду,  составлением картинок из облаков… У меня была любимая кукла цыганка Аза, которая досталась от мамы, и мне больше не надо было. Я всегда  любила «включить»  воображение, и так открывать  мир.

Театром успели увлечься еще в Украине?

— Да. Это случилось  в  двенадцать лет, когда я открыла для себя театральную студию.  До сих пор помню чувство гордости и радости,  когда меня узнавали после спектакля. Вообще, мне пророчили будущее конферансье в  нашем доме культуры… Как хорошо,  что мама настояла уехать.

— А какими  были  первые  впечатление у четырнадцатилетней  девочки после приезда в новую страну?

— В октябре было девятнадцать лет нашей Алие. Первым делом мне увиделась пустыня, такой почему то мне показалась  дорога из аэропорта в Хайфу. Мы поселились в районе Неве Давид с видом на кладбище, это тихий и недорогой район. Первые три года я плакала, очень хотела вернуться домой, в Славянск.  А когда вернулась, то  через неделю поняла, что мне там больше делать нечего.

— Как налаживалась жизнь в новой стране?

Язык я выучила очень быстро, благодаря иракским подругам, которые взяли надо мной шефство. Тут пригодились актерские способности, одно время у меня даже был акцент выходцев из Ирака.  Менталитет  местный  давался тяжелее. У меня с детства были нежные связки, а в школе приходилось так кричать, что в одиннадцатом классе  пришлось сделать операцию на связках, и несколько месяцев я общалась жестами.

—   Вы из семьи с театральными традициями?

— Я из семьи музыкантов.  Дед  — скрипач, руководитель оркестра, мать  — пианистка, отец  — певец. Бабушка всегда говорила так четко и драматично, будто она диктор на телевидении. Но непосредственно с театром ни у кого связи не было.

А когда возникла эта болезнь, диагноз которой если я понимаю,  однозначен  —  любовь к театру?

— Уже в пять лет я проводила концерты.  Зрителями были  бабушки, сидящие на лавочках во дворе,  и тогда я услышала  в свой адрес реплики: «Ну, артистка! «. А однажды мама повела меня за кулисы после детского спектакля в  оперном театре.  До сих пор помню ощущение волшебства при виде бутафорских цепей  и гномов,  снимавших  свои бороды.  Любовь к театру, скорее всего,  началась тогда.

 — Были подводные камни по дороге к достижению цели или вы можете считать себя везунчиком?

Наверное,  если посмотреть на свою жизнь со стороны, то можно сказать,  что мне везет. Поступить в театральную школу Нисан Натив, в которой из трехсот абитуриентов набрали лишь шестнадцать. Затем  работать с  таким большим режиссером , как Рина Иерушалми,  стать актрисой труппы Хайфского театра, потом создать свою труппу…  Я даже не ставила перед собой  таких целей, не представляла,  что так сложится жизнь. И благодарна судьбе, что сложилось так.  Но на самом деле, все это было не просто. Не потому что, мне  кто-то пытался мешать в моей карьере, потому что я – другая, я чувствую тонкую  грань, когда я в коллективе чужая. Это, пожалуй, и есть мой главный подводный камень. Но от него же я и отталкиваюсь,  следуя дальше.

 — Известно, что многие русскоязычные актеры, получившие образование в Израиле, уже давно и прочно поселились на ивритоязычной сцене. А вы повернулись лицом к немногочисленному русскоязычному зрителю. Видите перспективу такого общения в будущем?

Идея ставить спектакли на русском языке возникла именно из за  желания выразить это чувство  — «быть чужой». Поэтому первый спектакль «русской» труппы так и назывался «Я — другое дерево». Он был соткан из личных историй  актеров на тему нашей Алии в Израиле. Нам  очень повезло.  Актерам труппы «Хайфаит»  Хайфский театр предоставлял полную свободу действия,  дал помещение для репетиций и сказал: «Творите. Получится хорошо, возьмем в репертуар».  По поводу перспективы…хочется видеть, хочется ставить спектакли на языке детства. Но мы не зациклены на этом. Это не принцип,  и наши спектакли идут с переводом, с бегущей строкой на иврите.

Почему — то представляя себе актрису или режиссера, думаешь о том, что жизнь у них  гламурная, встают по утрам поздно ну и соответственно день подгоняют под свой образ жизни.  

Нет, это не обо мне. Пожив немного в центре страны, я вернулась в Хайфу, ближе к маме, понимая что мне важнее ее поддержка,  чем гламурная жизнь в Тель- Авива, к которой  я не принадлежала, даже проживая  там. Я не человек богемных  тусовок. Эта жизнь не для меня.

А если бы могли спать утром, то спали бы допоздна?  Я вам позвонила в 10 утра, а вы уже были перед выходом на сцену в утреннем спектакле. Вы жаворонок?

— Жаворонком меня сделали дети. Уже семь  лет просыпаюсь ранним утром, и каждый день мечтаю выспаться. Но зато благодаря  моим малышам, родился  мой детский театр, в котором я играю спектакли. Сама выбираю спектакли, шью кукол, шляпки, постоянно пребываю  в состоянии творческого горения. Желание самостоятельного творчества особо остро пробудилось во мне после рождения дочери. Быть самой себе режиссером.

5 (Medium)

Ася, вы ведь закончили актерский факультет в Нисан Нативе.  А как нашли себя в режиссуре?

— В школе «Нисан Натив»  нас учили не только актерскому мастерству, мы учились навыкам режиссёра и сценариста. С первого курса нам предоставлялась возможность писать и ставить свои сценки для   творческих  вечеров, которые проходили  раз в два месяца.  Кстати,  много лет назад по линиям руки мне мою судьбу нагадала  одна женщина.  Уж не знаю, что она там увидела, но услышав, что я хочу быть актрисой, она  сказала: «Ты будешь режиссером». Я запомнила это. Всегда, играя в спектаклях,  я  сама придумывала  ход  действия своих героинь.

Расскажите о ваших прошлых самых памятных для вас театральных проектах.

— Мой дебют на сцене произошел в спектакле «Блез», в постановке режиссера Алексея Френкеля, который заметил меня в русской театральной студии и взял на главную роль в Хайфский театр. Это было в 2003 году, еще до учебы в Нисан. Натив. Я была счастлива возможности игры на большой сцене. Я играла служанку, влюбленную в своего хозяина. В конце спектакля сверху падали качели,  и мы парили на них, качаясь над залом, и еще танцевали вальс. Я до сих пор помню это ощущение, когда крепкая мужская рука ведет тебя в танце… Это было удивительно красиво.

Как вы пришли в Хайфский театр, вернее, как он вас встретил?

— Четыре года я жила в Тель — Авиве. Училась в театральной школе, потом работала с Риной Иерушалми в спектакле «Диббук». А когда узнала, что я жду ребенка, то решила  вернуться  домой, в Хайфу, поближе к  своей маме. Полтора года поработав мамой на полную ставку,  а это тяжелая работа,  я неожиданно  получила предложение от Хайфского театра, который набирал труппу «Хайфаит».  От такого предложения нельзя было отказаться. Меня привлекло то,  что нас приглашали творить. Нам дали репетиционные залы и сказали: «Пользуйтесь». Вот я и воспользовалась их предложением. В 2011 году создался  «Рутхат», русский хайфский театр. Вместе с актерами мы написали сценарий первого  спектакля  «Я  — другое дерево».

 — Как формировалась  ваша труппа?

Сперва в труппе было пять человек, сейчас актерский состав увеличился в два раза. И в последнее время я получаю много писем от желающих присоединиться к нам.  Конечно, меня это радует! Нас всех обьединяет любовь к театру. Мы приходим,  чтобы творить вместе,  дополнять друг друга  положительной энергией, играть, иногда . дурачиться,.. Многие говорят, что наши спектакли очень светлые и откровенные. Именно это важно мне.  Самое страшное, если театр превращается в клоаку с вытекающими из этого последствиями. И мне при выборе артиста, главное, чтобы человек был хороший, чтобы безумно хотел творить.  А потом уже опыт, корочка диплома и все остальное…

Почему пал выбор на пьесу украинского драматурга, чем она оказалась привлекательной  для вас?

Трагикомедия  — мой любимый жанр. Как говорит  прекрасный мим Слава Полунин, которого я очень люблю: «Надо делать только то,  отчего внутри дзинькает». Я увидела этот спектакль на иврите десять  лет назад,  и у меня «дзинькнуло». Драматург Мария Ладо — чудный человек. Она приезжала на премьеру, и мы подружились. «Очень простая история» —  добрый спектакль. Некая сказка для взрослых. Она вызывает и смех и слезы, и размышления о смысле жизни, и умиление наивностью и простотой персонажей.

4 (Medium)

—  Я обратила внимание на оригинальные декорации и интересное музыкальное сопровождение.

—  О, у нас есть свой профессиональный композитор Миндия Хитаришвили.  Побывав на нашем спектакле «Я  — другое дерево», он подошел ко мне, пожал руку и сказал: » У вас теперь есть свой композитор. Я буду писать для ваших спектаклей».  Его музыку вы слышали в «Очень простой истории».

А декорации спектакля создал  актер Игорь Винокур, он исполняет  роль соседа, отца нашего «Ромео»  в спектакле. Он же сам сделал двустволку, которая непременно выстрелит, однажды появившись на сцене. У Игоря золотые руки.

Мы с актерами устанавливаем декорации перед каждым спектаклем,  У нас настоящий ансамбль людей, которые вместе болеют за общее дело. И, наверное,  это и делает нашу работу такой честной. Хочется сказать  о замечательных  актерах нашей небольшой труппы. Кроме Игоря Винокура, в спектакле принимают участие Дмитрий Басин, Лена Булет-Баксан, Александр Грейсер, Хаим Долингер, Раиса Каминская, Люси Малая, Влад Пейсахович, Ольга Шацман. А беременную корову в спектакле играет актриса Юлия Варгина, которая совсем  недавно родила сына.

DSCN7151 (Medium)

Как спектакль  был встречен зрителями? 

— Один из зрителей после премьеры мне сказал: «Есть спектакли, которые  обращаются к уму, есть,  которые играют с чувствами. Этот попадает прямо в сердце!»

Приходилось ли выступать с вашим детищем вне родных хайфских стен?

— Еще нет. Это сложно для нас осуществить технически. Мы хотели бы в перспективе, но пока будем рады принимать зрителей у нас,  в Хайфе.

А в чем, по — вашему,  кроется секрет Успеха?

— Секрет успеха  — к нему не спешить. Делать свое дело, наполняться ощущением счастья, что оно нужно тебе и тем, кто рядом с тобой.  Что такое успех? Номинация на премию, красная дорожка? Но разве в этом счастье? А вот, когда удается достучаться до глубины человеческой души  — это успех!

8 (Medium)

Реклама

One thought on “Ася Найфельд: «Секрет успеха – не спешить к нему»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s