Люди в синих  костюмах. На «минус втором» этаже.

11
Стандартный

Ваши руки — бессонны и святы,

                                    Низко Вам поклониться хочу,

                                    Люди в белых халатах…

Лев Ошанин

Люди «в белых халатах», отнюдь, не обязательно должны быть облачены в них. В Тель-Авивском Медицинском Центре им. Сураски, более известном, как больница «Ихилов», они одеты в костюмы цвета морской волны.  Но разве дело в цвете? 

Автору этих строк была предоставлена уникальная возможность облачиться в специальную одежду и провести дневную смену в операционных вместе с медиками больницы «Ихилов».

Минус второй этаж… Здесь нет окон, но здесь светло. В любое время суток. Это этаж операционных комнат. Ночью здесь всегда готовы к срочным операциям, непредвиденным событиям, которые могут случиться. И тогда оживают коридоры, срочно собирается медперсонал, чтобы спасти человека, попавшего в беду. Спасти Жизнь…

А утром на «минус» втором этаже начинается день плановых операций. Каждая, из которых должна избавить от страдания человека, спасти здоровье. Вернуть его в круг обычных дел, работы, занятий в школе, стабильной семейной жизни, увлечений танцами или спортом.

Автору этих строк была предоставлена уникальная возможность облачиться в специальную одежду и провести дневную смену в операционных вместе с медиками больницы «Ихилов».

1

Стоять рядом с врачами, медсестрами и медбратьями и стать очевидцем их удивительной, подчас ювелирной работы. К которой невозможно относиться, как к рутинной. И настоящий врач, хирург и анестезиолог, даже самый опытный,  идет на каждую операцию, как на самую первую в своей жизни и самую важную…

11

К  семи утра больница оживает. Утренняя смена заполнила просторные коридоры.  В раздевалках меняется одежда, можно успеть переброситься последними новостями. Еще некоторое время, и здесь установится другая атмосфера. В восемь часов начинается операционный день. Больные, госпитализированные заранее, ожидают в предоперационной палате.

Каждая операция назначена на определенное время.  И каждый раз хочется рассчитывать, что она и завершится в срок.  А пока врачи вновь общаются с будущими пациентами операционных. Известно, что в первую очередь оперируют маленьких  детей. Наверное, это правило не требует объяснения.

2

3

Операционная №4. Светлый зал готов к началу рабочего дня. В день моего репортажа  она была предназначена для ортопедических операций. Но сперва хирург и анестезиолог разговаривают  с первым маленьким пациентом и его мамой. Сегодня им стал шестилетний Ицхак. У Ицхака перелом  в области локтевого сустава, который был  зафиксирован металлическими спицами.  Пришло время их удалить.

Ребенка везут в операционную, мама идет рядом, так ему спокойней. Она сможет присутствовать с ним в первые минуты,  перед наркозом. Как важно ей знать, что ребенок в надежных руках, что операция пройдет успешно.  Не волноваться невозможно, но, думаю,  легче стало на сердце матери, когда над ее сынишкой склонился  старший анестезиолог, доктор  Александр Сотман и предложил мальчику вместе надуть шарик. Ребенок заинтригованно принимает участие, не ведая, что шарик и есть первый его шаг к анестезии, к спокойному сну, благополучному исходу операции, которая  проводится под общим наркозом, с применением ларингеальной маски, ингаляционными и внутривенными лекарственными средствами.

Когда мальчик уснул, к операции приступила бригада медиков во главе с детским ортопедом,  специалистом по спортивной и эндоскопической ортопедии  Янивом  Моше. У каждого медика своя функция, и первая операция, как и ожидалось,  оказалась недолгой.

5

Место  на операционном столе скоро займет  четырнадцатилетний Авраам, улыбчивый мальчик в черной кипе. Рядом с ним —  молодые родители. Конечно, волнуются, но вида не подают. И в операционную Авраама не сопровождают.  Мужчина все- таки —  их сын. Он  тоже не демонстрирует свое волнение, когда доктор Сотман наклоняется над  ним и готовит к наркозу. У паренька разрыв мениска коленного сустава. Он нуждается в артроскопии – внутреннем осмотре сустава без его вскрытия. Для этого в полость сустава через маленький разрез вводится камера.

Аврааму  не требуется ингаляционная индукция, начальная  часть наркоза. Ему вводятся  лекарственные препараты  сразу в вену. Хирурги приступают к операции. А анестезиолог становится ангелом – хранителем здоровья мальчика. Его волшебная палочка – это мониторы, по которым яркими  штрихами бегут линии состояния оперируемого: кривая кардиограммы в двух отведениях, давление, пульс, сатурация – содержание кислорода в крови, капнометрия — количество выдыхаемого углекислого газа. Все параметры важны.

7

Все время операции Александр наблюдает за цветными линиями и цифровыми показателями на экране.

6

Искусство анестезиолога  — поддерживать стабильный и спокойный сон, достаточно глубокий, чтобы пациент ничего не чувствовал, и одновременно –  по возможности легкий, чтобы после окончания операции можно было беспрепятственно вывести его из состояния наркоза.

8

Это ювелирное искусство, и анестезиолог индивидуально подбирает  состав  анестетических средств, которые должны быть готовы заранее.

9

 

 

Для непосвященного – шкафчик  с анестетическими средствами – закрытая дверь, даже если двери его будут открыты.

10

Артроскопия коленного сустава    — операция достаточно долгая. В итоге колдовства над ампулами, баночками и растворами  на столе в нужном порядке расположились  семь шприцов с разведенными лекарствами.  Доктор Сотман   добавляет растворы по мере необходимости.

 

13

 

16

 

А в это время  продолжается подготовка самого объекта  операции. Я не представляла, что она  занимает столько времени. Это важно знать родным пациента, ожидающим за дверью операционной. Знаю по себе…  В зале ожидания время  тянется, и кажется, что операция уже должна была подойти к  завершению. Родные нервничают, смотрят  ежеминутно на часы. А между тем, лишь подготовка к артроскопии  длилась около получаса. Ногу спящего мальчика мыли антисептическим  составом,

18

затем она была завернута в специальный бинт, затем установлена и закреплена  в металлическом фиксаторе под нужным углом.

17

19

Операцию хирурги проводили без вскрытия колена, оторвавшийся фрагмент был удален.

21

20

22

23

Тонкая, точная работа, после завершения которой я заметила улыбки на лицах врачей, медбратьев и санитара. Операция прошла успешно.

А расслабляться нельзя. Ибо к полудню в комнату завезли семнадцатилетнюю девушку. Ее ожидает та же операция.  И вновь готовится анестезиолог, и вновь хирург меняет голубой халат.

У пациентки есть определенные особенности, связанные  с душевным здоровьем, о которых врачи оповещены. И подготовка к наркозу у нее началась в предоперационной, где девушке была поставлена инфузия, и проведен начальный этап наркоза – седация.

Анестезиолог позволяет матери сопровождать девушку, чтобы ей было легче адаптироваться в операционной. И  вновь часы  напряженной работы слаженного коллектива.

24

26

 

 

28

42-25

Девушку,  вышедшую из состояния наркоза, ждет в коридоре мать. А у врачей несколько минут передышки, можно чуть расслабиться.  Улыбнуться, присесть, отдохнуть и подумать…

Рутина, скажете?  В операционных нет рутины. Ибо каждое движение хирурга и каждое решение анестезиолога  не имеют права на погрешность.

27

29

Можно ошибиться в бухгалтерском балансе, можно сделать ошибку в расчете компьютерной программы. В операционной ошибку допустить нельзя. Слишком высокой  может ей быть цена…

И я часто думаю, какое счастье выпадает каждому из нас – встретить в жизни мудрых учителей и чутких внимательных врачей.

30

14

Четвертая операционная – в которой я находилась в это утро,  лишь малая часть огромного налаженного механизма этажа «Минус два». Всего в больнице «Ихилов» действуют 26 операционных.  Мне сложилось заглянуть и в другие…

31

32

33

34

В девятой – в это утро удаляли опухоль  пожилой женщине.

На операции присутствовала заведующая отделением  анестезиологии, реанимации и клиники боли профессор Идит Матот. Она курировала молодого анестезиолога  Лиора  Шем Тов.

35

36

37

В одиннадцатой операционной спасала человека бригада медиков во главе с профессором Вольфом, ведущим специалистом в сосудистой  хирургии. У больного была обнаружена аневризма брюшного отдела аорты. От этой болезни скоропостижно скончался замечательный израильский певец  Арик Айнштейн. Пациенту, находящемуся на операционном столе, повезло вовремя оказаться в больнице, его жизни была спасена. Своевременное  эндоваскулярное введение стента в брюшную аорту в месте аневризмы предотвратило ее разрыв.  Эта процедура выполняется сосудистыми хирургами под рентгеноконтролем и потому происходит в затемненной комнате, при свете ярких направленных прожекторов.

38

39

А всем медикам во время этой операции приходится работать в  специальных очках и жилетах, защищающих от радиактивного излучения. Я тоже облачилась в эту одежду.

40

41

А в соседней комнате медики  — головными уборами – больше напоминают космонавтов. В шестой операционной происходит  пересадка тазобедренного сустава. Скафандры необходимы для повышенной стерильности, в которой нуждается пациент.

42

Спокойствие, уверенность в своих действиях и полный контроль, вот три кита, на которых стоит успех любой операции. Так почувствовала я, находясь рядом с врачами в этот день.  И еще непременная поддержка друг друга и четкое распределение обязанностей. Бригада медиков в операционной – это одно сердце, один пульс. Здесь находятся единомышленники, здесь дышат в унисон, здесь настроены позитивно, но готовы к любому повороту событий.

43

Рабочий день заведующей отделением анестезиологии, реанимации и клиники боли Медицинского Центра им.  Сураски, профессора Идит Матот начинается в шесть утра. Раньше семи-восьми вечера стены больницы она редко покидает.

44

В ее отделении работают восемьдесят два врача. И сама Идит часто  находится  в операционных.  Эта улыбчивой   динамичной  женщине   не сидится  в кабинете. Но все же она нашла время побеседовать со мной о положении анестезиологии  в нашей стране.

45

Идит Матот – второе поколение медиков в семье. Ее мать, профессор Ирэна Мунис, девочкой выжившая в Катастрофу, много лет возглавляла отделение анестезиологии  хайфской больницы Рамбам и являлась президентом израильской ассоциации анестезиологов. А вскоре появится еще один врач  – анестезиолог. Сын Идит – Ран, студент медицинского факультета  выбрал эту специализации для будущей работы. Три поколения анестезиологов в одной семье…

— Профессор Матот, часто в прессе пишут о нехватке врачей – анестезиологов. Насколько эта информация верна и касается ли она вашего отделения?

— Эта информация верна по разным причинам. И главная из них – это расширение области применения анестезиологии  в медицине. Многие процедуры, которые ранее проводились пациенту без  наркоза, сегодня требуют анестезии. И это правильно, почему человек должен страдать от боли? Вспомните, как ранее удаляли гланды? Врач – анестезиолог не присутствовал при такой операции. И люди страдали. С каждым годом есть больше необходимости в применении знаний врачей – анестезиологов. Даже маленькие процедуры детям невозможно провести без наркоза. Анестезиолог  присутствует при обследовании MRI, СТ  в случае если его делают детям или людям, не способным перенести эту проверку.  В кардиологическом отделении многие современные процедуры проводят только при наркозе. Таким образом, создалась ситуация, при которой возник дефицит специалистов в этой области.

Сегодня, молодые доктора, выбравшие путь врача –анестезиолога и успешно завершившие период специализации, получают грант от государства, которое поощряет этот выбор.

Что касается, больницы «Ихилов»… у нас не чувствуется нехватки сил в отделении.  Но мне наиболее  важен уровень врачей, работающих в отделении.  Здесь работают сильнейшие старшие анестезиологи и молодые специалисты. Я контролирую работу  каждого выпускника медицинского факультета, направленного к нам в отделение на стаж и уже через некоторое время вижу, насколько он профессионально сможет расти в этой области. У тех врачей, которые видятся перспективными, создаются все условия для роста.

Очень важны различные специализации в анестезиологии. Врач  анестезиолог – должен знать глубоко хирургию и гинекологию, урологию и детские болезни, все области медицины. Во время операции он контролирует состояние здоровья пациента. Это абсолютно не техническая работа, как иногда кажется со стороны. В ней важно предусмотреть все: позу, в которой находится больной, состояние его сердца, почек, легких. И поэтому мне видится важным глубокое изучение различных медицинских аспектов. Наши врачи уезжают за границу, проходят дополнительные стажировки. Один из молодых врачей изучает гериатрию, так как проблемы пожилых людей, реакции их организма во время хирургического вмешательства совершенно отличны от других оперируемых.  И мы построили специальную программу для него. Другой доктор направлен на изучение проблем боли у детей. И будет специализироваться в этой области.

— Каков уровень анестезиологии  в Израиле относительно других стран?

— Мы можем гордиться научными разработками и практическим уровнем этой области  в нашей стране. В нашу больницу, например, приезжают на стажировку из Германии, Австрии, Бразилии, Италии, Панамы, Словении…  Мы помогаем обучать специалистов для стран СНГ. Хочу добавить, что анестезиология  обязана идти в ногу с хирургией. У нее нет другого выхода. А в  области хирургии у нас постоянно внедряются технологические новшества.

— Случаются ли летальные исходы, как результат анестезии?

-. Крайне редко это случается непосредственно из-за плохо сделанного наркоза. Чаще – результат цепочки различных проблем. К сожалению, избежать человеческих ошибок не всегда оказывается возможным. Но они сведены к минимуму. Когда – то из-за анестезии в Израиле случался один летальный исход на 5000 операций, сейчас  идет речь об одном случае на 20000 тысяч. Каждый случай рассматривается специальной комиссией, проводится скрупулёзное  расследование. В первую очередь важно найти  причину, которая повлекла трагедию. Идет речь не только о летальном исходе.  Любое осложнение после операции должно быть изучено, чтобы знать, как в будущем избежать этого.

— А есть ли  определенные  критерии, которые важны для человека, выбирающего стезю врача – анестезиолога?

— Конечно, в первую очередь важны высокие человеческие качества, то, что называется быть Человеком. Мне важна способность работы в коллективе. Отнюдь не все должны быть друзьями между собой, но в такой работе, как наша – обязательно нужно уметь вовремя оказать поддержку. Важно уметь выслушать и быть готовым к критике. Не так давно, у нас работал молодой врач, и мне пожаловались, что он очень резко реагирует на любые замечания. Я вызвала его и  сказала ему об этом. Реакция его была именно такая возмущенно – изумленная. Такой человек не сможет быть готов прийти на помощь коллеге. Очень ценны  также здоровое любопытство и любознательность. Без этих  человеческих качеств нельзя развиваться.

И особенно важно для врача –анестезиолога – быстрая реакция на происходящее. В наших руках – здоровье и подчас жизнь человека. У врача должно быть чувство опасности. Здесь невозможно быть медлительным, потому что пропущенные секунды могут стоить очень дорого… Не все стажеры остаются работать в нашем отделении. Не каждому врачу подходит такая динамика работы.

Моя мама, врач – анестезиолог с огромным опытом, как-то сказала мне фразу, которую я запомнила на всю жизнь:

«Невозможно проводить анестезию с равнодушным сердцем. Ведь здоровье человека в твоих руках.  Если до операции знать максимум о его состоянии, можно избежать неприятных сюрпризов во время ее проведения.  И сколько бы лет врач  не занимался  этим,  работа анестезиолога не может стать рутиной. Каждый раз нужно идти на операцию, как в первый раз».

Эти слова  я держу в сердце и передаю  молодым врачам, как напутствие.

***

 

2 thoughts on “Люди в синих  костюмах. На «минус втором» этаже.

  1. Альмира

    Линочка,ты просто героиня- провести целый день в операционных! Учась в медучилище,я бывала в операционных..это было нелегко!Для себя узнала много нового,не смотря на то,что я медик..особенно поразили скафандры..

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s